Возврат в оглавление
   

Первая мировая война и российское общество

Введение
Историографические версии происхождения первой мировой войны
Примечания к теме 1
Политическая элита России об ''июльском кризисе'' 1914 г.
Примечания к теме 2
Осознание причин первой мировой войны представителями общественности и народа
Примечания к теме 3
Влияние войны на армию, экономику и население
Примечания к теме 4
Власть и общество в период первой мировой войны
Примечания к теме 5
Персоналии
Хронология
   

Тема 5. Власть и общество в период первой мировой войны

В современном понимании "общество" - это комплекс всех социальных групп. Однако, в конце ХIХ - начале ХХ в. этим словом пользовались при характеристике прежде всего представителей интеллигенции. "В высших сферах было распространено мнение о том, что главная угроза существующему строю исходила не от народа, т.е. крестьян, рабочих, городских обывателей, а именно, по словам Плеве, от образованных классов, общественных элементов, интеллигенции. В народе же крепок "престиж царской власти", и если в России будет революция, то она будет искусственной": ее вызовет это самое общество своей пропагандой в народе, использующей материальные трудности и недовольство народных масс налогами, поборами, малоземельем и т.п.", - писал историк В.Г.Тюкавкин. Проблеме взаимовлияния "общества" и населения, выявлению роли политических партий в проявившемся кризисе власти посвящен сборник документов и статей "Политические партии и общество в России в 1914-1917 гг." /Редкол.: Кирьянов Ю.И. и др. - М.,2000./. В нем выявлены общие черты состояния и функционирования партий в период первой мировой войны: уменьшение численности практически всех партий; финансовые трудности; сужение масштабов пропагандистской и агитационной работы среди различных социальных страт; изменение соотношения нелегальной и легальной форм деятельности. Авторы сборника свидетельствуют о том, что в годы войны значительно возрос удельный вес партий в таких легальных структурах как Всероссийский земский союз, Всероссийский городской союз, Земгор, Военно-промышленные комитеты, разного рода правительственные совещания (по обороне государства, топливу, перевозкам, продовольствию), кооперация и т.д. "По сути речь идет о расширении диапазона легальных социальных связей политических групп (особенно либерального и умеренного толка), что, несомненно, сыграло свою роль накануне и в ходе Февральской революции", - отмечает В.В.Шелохаев. Дальнейшее развитие этой историографической концепции приводит ее сторонников к утверждению о том, что отмеченное изменение в тактике борьбы за власть со стороны умеренно-социалистических и либеральных партий привело к двум следствиям. Во-первых, многие социальные слои попадали под влияние пропаганды левых социалистов-интернационалистов. Во-вторых, "истончалась" социальная база правых партий, которые вместе с защищаемым ими авторитарным режимом оказывались в изоляции от общественных кругов и широких масс народа. В свою очередь либеральные партии, укрепив свое положение в общественных организациях и структурах, созданных в годы войны, интенсивно продвигались к власти путем завоевания авторитета в общественных кругах при осознанной потере поддержки широких народных масс. Армия и флот оказались под влиянием леворадикальных социалистических партий, которые умело использовали неблагоприятную для власти политическую.

Достоинством представленной историографической версии является ее логичность и способность объяснить причины не только Февраля, но и Октября 1917 г. Именно это свойство и сделало ее наиболее известной и общепринятой. Одновременно сохраняет свое значение концепция масонского заговора, вошедшая в некоторые учебники и позволяющая взглянуть на действия радикальной оппозиции в лице прежде всего кадетов как на подготовку "переворота в верхах". В советской исторической литературе она была менее популярна, чем версия о "заговоре царизма" - подписании сепаратного мира с Германией, - или о "дворцовом перевороте". Во всех отмеченных случаях наблюдалось акцентирование внимания на политических маневрах оппозиционных сил при заметном забвении вопроса о настроениях широких народных масс, включая армию. Только в последнее время появляются публикации специально посвященные этим вопросам.

Приведенные ниже материалы позволяют составить собственое впечатление о конкретно-историческом развитии проблемы "власть и общество" в годы первой мировой войны.

1915 г. [Из письма солдата] Алексею Николаевичу Соловьеву// Политические партии и общество в России 1914-1917 гг. М., 2000. С.197.

Теперь идем в глубь России, да собственно не идем, а бежим. Герман двигается за нами по пятам. Где остановимся не известно. Кажется до Москвы будем утекать или до Урала. Эта война хуже и японской. Ту пропили а эту продали. Есть слух будто германцы отпуская перевязанных раненых говорили. "Зачем вы сопротивляетесь отступайте без боя". Ведь еще в 1912 году весь польский край до Ковны продан нам сопротивление бесполезно. Значит зря губят людей, показывая, что ведут войну. Весь гарнизон Бреста вооружили японским оружием, есть пушки тяжелые стоят уже на позиции, а стрелять не дают, патронов не подвозят. Отступая увозят без единого выстрела. Эх много есть похожего на измену прямо в глазах. Твой брат Владимир. 121 Харьковская пешая дружина.

Вопросы и задания

  1. О каких явлениях в настроении солдата свитедельствует его письмо?
  2. Какими причинами оно вызвано?
  3. Как эти негативные причины повлияли на изменение отношения солдат к войне? В каком документе уже указывалось на эти негативные последствия?

Из материалов конференции кадетской партии. Вечернее заседание 7 июня 1915 г. Об общем политическом положении в стране.// Политические партии и общество в России 1914-1915 гг. М., 2000. С.200-202.

...Затем П.Н.Милюков прочел тезисы к прочитанному им докладу, являющиеся,по его словам, не только резюме, но и дополнением к докладу. Тезисы следующего содержания:

1.С начала войны партия народной свободы преследовала одну задачу: поддержания армии и мобилизацию всех сил страны для борьбы за решительную победу в войне, которая является освободительной и народной.

2. Это определило поведение фракции и во время кратких сессий Госуд. думы 26 июля и 27 января, основанное на отсрочке всех внутренних споров и на стремлении сосредоточить все мысли населения на отражении внешней опасности и на достижении великих национальных и мировых задач настоящей войны.

3. За истекшие десять месяцев войны правительство не только не сумело использовать дружного единения населения и высокого патриотического подъема, его одушевлявшего, но, напротив, своим образом действий во внутренних вопросах вызвало ослабление настроения, а в вопросах государственной обороны обнаружило полную несостоятельность.

4. Несмотря на предупреждение общественных деятелей и печати, правительство не желало соблюдать минимальных условий, необходимых для сохранения единства и внутреннего мира, продолжая держаться прежней политики недоверия к общественным силам и к общественному почину, возбуждая своими действиями национальную рознь и принимая целый ряд мероприятий, расстраивавших правильное течение жизни, нарушавших интересы и вызывавших раздражение и недовольство отдельных национальностей и общественных групп.

5.Недостаточность мер, принятых в интересах военной обороны, имела последствием чрезмерность жертв жизнью и кровью, которые должна была нести наша доблестная армия, неудовлетворительный оборот военных операций и в результате чрезвычайное замедление общего хода войны.

6. При сложившихся таким образом условиях партия принуждена для достижения своей прежней цели - поддержания бодрости и воли к победе в армии и населении - прибегнуть к новым способам действия.

7. Партия считает первым и главным из этих средств немедленный созыв Госуд. думы для гласного общественного контроля над правительством и для выяснения способов немедленного исправления недостатков и пробелов, вредящих ходу войны.

8. Признавая данный состав правительства доказавшим свою неспособность удовлетворить минимальным требованиям, связанным с потребностями государственной обороны, партия считает безусловно необходимым для военного успеха и для правильной и скорой мобилизации народных сил удаление членов кабинета, заслуживших справедливое недоверие страны, и замену их лицами, способными восстановить доверие к власти.

Затем П.Н.Милюков (Ц.К.) прочитал проект резолюции, которую Ц.К. предлагает принять по вопросу о политическом положении, следующего содержания:

"Конференция партии народной свободы, принимая во внимание:

1) что переживаемые серьезные события налагают на всех граждан России обязанность сплотиться еще теснее в общем усилии и довести до победоносного окончания великую войну за свободу народов и осуществить поставленные ею на очередь национальные и мировые задачи;

2) что указанная цель может быть достигнута лишь при объединении и приведении в действие всех без исключения народных сил;

3) что, как выяснилось с несомненностью из десятимесячного опыта войны, правительство в его нынешнем составе оказалось несостоятельным в деле организации тыла войны, вследствии чего самоотверженные и геройские усилия доблестных бойцов за родину не принесли всех тех плодов, которые они могли бы принести при иных условиях;

4) что ярко проявившееся с самого начала войны стремление общества объединить свои силы для поддержки правительства в деле обороны страны столкнулось с рядом правительственных действий, проникнутых недоверием к общественному почину и общественным силам, возбуждающих национальную рознь и несовместимых с необходимым для государства внутренним миром;

5) что создавшееся вследствие указанных условий положение находится в непримиримом противоречии с жизненными интересами России, - признает необходимым для действительного объединения народных сил и правильного использования их для защиты родины:

обновление состава кабинета, обеспечивающее правильную организацию тыла войны, соблюдение внутреннего мира в стране и тесное сотрудничество правительства и общества, и немедленный созыв Государственной думы"...

Вопросы и задания

  1. Какими мотивами объясняется переход кадетской партии в оппозицию к правительству?
  2. В каких мерах политического воздействия на власть, предложенных ЦК партии, отразилась эта новая стратегическая линия поведения?
  3. Оцените принятые предложения с точки зрения их реальности, политической зрелости и государственной мудрости.

Из доклада начальника Костромского губернского жандармского управления товарищу министра внутренних дел Джунковскому // Политические партии и общество в России 1914-1917 гг. М.,2000. С.203-204.

от 27 октября 1915 г. №633.

Наибольшим успехом в Костромской губернии пользуется учение социал-демократической партии, имеющее довольно значительное число своих последователей в среде фабричных рабочих. В наиболее крупных районах текстильных фабрик, как гг. Кострома и Кинешма и села: Родники, Середа, Яковлевское и Вичуга, наблюдаются социал-демократические группы рабочих, которые, однако, в настоящее время не имеют ни одного организационного устройства внутри этих групп, ни объединения их между собой. Обыкновенно в такую группу, с более или менее подпольным характером, выделяются наиболее развитые, "сознательные" рабочие, читающие в большинстве оппозиционные газеты, умеющие так или иначе, насколько это для них возможно, самостоятельно, т.е. без участия профессионалов или интеллигентных работников партии, которых в последнее время в пределах губернии не наблюдается, - разобаться в прочитанном и передать своими словами другим. Эти более или менее передовые рабочие могут заставить толпу слушать себя и являются до известной степени руководителями ее. За текущий год эти руководители не выходили из рамок экономической борьбы с фабрикантами, причем иногда общая масса рабочих свои требования поддерживала забастовкой. При этом нужно отметить, что с самого начала войны рабочая масса была настроена патриотично и не только не препятствовала делу войны, но, насколько могла, помогала ему. Такое положение дел в рабочей массе продолжалось до нашего галицийского и последующего отступления, когда, под влиянием военных неудач, стало замечаться недовольство войной и возмущение существующим порядком в государстве. В это время (11 июля сего года) социал-демократы в г.Иваново-Вознесенске Владимирской губернии организовали созыв социал-демократической конференции, выработавший устав, который должен быть принят повсеместно в среде рабочих текстильного района, и вынесший следующую резолюцию: "принимая во внимание текущие события, группа находит современное положение страны критическим. Желая выйти из такого положения и следуя принципам социал-демократии, группа должна принять самые энергичные меры для возбуждения масс, требовать прав народу при помощи экономической стачки. При неудовлетворении вести агитацию за вооруженное восстание с целью свержения современного правительства и придерживаться требований программы минимум. Исследуя почву для предотвращения великих событий, группа пришла к заключению, что самостоятельно выполнить необходимое она не в силах, и задалась целью призыва к общим усилиям и к выработке плана общих действий, а сама должна учесть свои силы, заняться организационной работой, т.е. связать соседние организации воедино и избрать областной комитет, который должен дать директивы всем организациям.

Вопросы и задания

  1. Как можно оценить характер и масштабы рабочего движения в Иваново-Вознесенске в октябре 1915 г?
  2. Какое событие войны упоминается как переломное в отношении рабочих к власти?
  3. Что в сообщении могло вызвать тревогу чиновников МВД?

Из письма И.И.Дудниченко (Одесса) - Н.Н.Тихановичу-Савицкому (Астрахань) // Политические партии в России 1914-1917 гг. М., 2000 С.204.

25 октября 1915 г.

...Собирающаяся Гос.Дума и всякие революционные съезды готовят России новый удар. При безволии власти родина может быть раздавлена смутой. Гос.совет пополнен многими левыми членами, и там, значит, нельзя ожидать отпора вожделениям темных сил. Теперь все зависит от нас, монархистов. Надо привлечь всех правых деятелей из дворянства, земства, правых фракций Гос. совета и Думы на наш съезд. Берет меня опаска, что не соберутся наши в должном числе. Вижу и наблюдаю это сейчас и в Одессе, и в Кишеневе, - бедность заела наших монархистов, - и это самое главное. Левые организации имеют жидовские и казенные деньги, и неудивительно, что их сборища многолюдны. Как все это обидно, горько, больно. Надо будировать наших косных монархистов и требовать их приезда. Дай бог, чтобы съезд наш был многолюден и силен, - чем нас будет больше, тем сильнее будет звучать наш голос.

Вопросы и задания.

  1. 1. О каких опасных для России явлениях сообщается в письме?
  2. 2. Как автор оценивает силы монархистов?
  3. 3. Что можно сказать об аналитических способностях автора как политика?

Из писем солдат. 1916. // Политические партии и общество в России 1914 -1917 гг. М., 2000. С.210-211.

Марии Ивановне Борисовой. Село Колобовка.

Немец укрепил свои позиции и сидит в окопах, как барин говорит русским - не подходи близко; дела наши некрасивы, даже очень плохи, ужас надоело так страдать и мучиться на свете; живем на земле тоже очень плохо, нет на душу полоски земли, а у помещиков - глазом не окинешь, будто только для них одних Бог сотворил землю, наш брат мужик, крестьянин, солдат обижен. В победу твердо не нужно верить, всем известно, что у нас единения нет и думать не нужно внутри России, что у немца нет ничего, а нам, защитникам родины, варят 3 фунта грибов на 250 человек. Вот так то.

П.Борисов

15 мая 1916 г.

Базилевскому. гор. Пермь

Если строго рассудить, то класть свою голову за то, что другие набивают карманы, за то, что на каждом шагу измена, и в такую войну стремиться на фронт, быть патриотом глупо.

[Подписи нет] Л.К.Скоробогатовой. г.Пермь.

Вот уже - два года этой кровопролитной войне, не знающей предела, где люди гибнут, как мухи осенью, как возмущены своей жизнью: тыл кричит - надо до победного конца, но хорошо кричать тем, у кого пить есть что, но каково нашим близким мелким людям живется, невероятная дороговизна кругом, купцами эксплоатация, воевать надо, хорошо, мы здесь будем воевать, но пусть и тыл работает, а не предается оргиям, раз мы не видим ни света ни радости.

Троицко-Сергиевский полк 6-я рота. 24 июня 1916 г. [Подписи нет] Степану Афанасьевичу Пальмову. Юловская маза.

Война надоела всем, но есть люди, которые благодаря такому несчастью получают огромные оклады и ни за что - медали, кресты и проч. награды, а от боев находятся в нескольких десятках верст. У тех одна мечта, как бы дальше продлилась война. А ведь много народу взято и теперь, я думаю, по улицам одни бабы разгуливают, да старики и калеки, а здоровых мужчин нет.

После войны много вдов будет или же вернутся мужья-калеки - тоже приятного мало. Останутся от войны свободны попы да полиция, но им будет и почет такой, на них и теперь стали смотреть, как на сообщников богачей.

Алексей Ермолаевич Дуранин, 9-я армия. Матрене Михайловне Безсолицыной. д. Большая Безсолята

Придется, должно быть, пострадать нашей России, и мы уже пострадали, да и еще этим страданиям конца не видать. Могли бы уже с нашими доблестными силами с крепкими сердцами покончить дело с немцем, но дело осталось в следующем: плохия были у нас министры и представители Государственной думы. Они с вечера в театре, а утром долго спали, вот и все проспали, теперь у нас крыть нечем как теперь у нас спят кулаки богатыя мужики, а надо бы теперь не спать а больше заботиться об действующей армии, а у нас идет вовсе не так у нас все грабят пока можно.

Семён Константинович Безсолицын. Инокентию Васильевичу Тюшнякову. г.Казань.

Как относятся к уходу Горемыкина и к замене его Штюрмером. Сволочь кажется, в том же сорте. Его слова, что он верит обществу и общественным организациям, по меньшей мере, странны. С каких пор министры стали говорить, что они верят обществу. Почему они не спросят, верит ли им общество. Нет, в государственной машине не только развинтились винтики, но и потеряны гайки. Куда ни взгляни, везде произвол, тупое равнодушие к государственным нуждам и потребностям. Тит Титычи работают, делают состояние, грабят обывателя и плюс ко всему еще и смеются над всем. Закон для них не писан.

И.Соколов.

Вопросы и задания

  • Составьте серию репродуктивных и аналитических вопросов к каждому письму.
  • Систематизируйте прямую информацию источников.
  • Доклад петроградского охранного отделения особому отделу департамента полиции.// Политические партии и общество в России 1914-1917 гг. М., 2000. С.247-283.

    Октябрь 1916 г.

    Совершенно секретно.

    Сведя постепенно на нет шумливые и бесконечные проявления шовинистического энтузиазма первых дней войны и в резких штрихах подчеркнув полное несоответствие теоретических кабинетных расчетов мирного времени колоссальному в действительности масштабу современной войны, летняя компания 1915 г. привела массы, под воздействием ряда неудач на театре военных действий, к более осмысленному и внимательному отношению как к самой войне, так равно и к тогда уже угрожавшей неурядице неподготовленного тыла, но опять-таки в силу официально в это время провозглашенного и всеми подхваченного лозунга "все для победы" - с еще большей настойчивостью заставила искать выход из создавшегося тяжелого положения в новых, усиленных и спешных заботах о нуждах действующего фронта, во многих случаях и зачастую без крайней необходимости, в ущерб важному и необходимому для той же победы тылу.

    Блестящие результаты наступления армий генерала Брусилова весной текущего 1916 г. и современное положение дела снабжения действующего фронта определенно указывают, что взятые на себя правительством и широкими общественными кругами задачи в указанном направлении выполнены более чем успешно. Вопрос о питании армий военными припасами может считаться разрешенным и налаженным должным образом ... Но зато постепенно назревавшее расстройство тыла, иными словами - всей страны, носившее хронический и все прогрессировавший характер, достигло к настоящему моменту того максимального и чудовищного развития, которое определенно и уже теперь начинает угрожать достигнутым на действующем фронте результатам и обещает в самом скором времени ввергнуть страну в разрушающий хаос, катастрофической и стихийной анархии.

    ...Столичные кадетские круги, весьма хорошо знакомые с экономическим положением обывателя, давно уже предсказывают, что Россия близка если не к революции, то, во всяком случае, к крупнейшим беспорядкам, могущим возникнуть повсеместно, если не будут приняты соответствующие предупредительные меры.

    За последнее время в ряде различных комитетов, обслуживающих беженцев, в продовольственных комиссиях, в городских попечительствах о бедных и других разнообразнейших учреждениях, близко соприкасающихся с обывателем, с его нуждами и настроением, - все без исключения выражают определенную уверенность в том, что "мы накануне крупных событий", в сравнении с коими "1905 год - игрушка"; что "система правительства держать обывателя в неведении потерпела полный крах: обыватель пробудился и, вместо ожидаемого "ура", кричит "караул", и т.п.

    Ввиду того, что подобного рода речи в настоящее время раздаются буквально во всех слоях населения, не исключая и таких, кои в прежние годы никогда и ничем не выражали своего недовольства (например, отдельные круги даже гвардейского офицерства), - необходимо считать в значительной степени правильной точку зрения кадетских лидеров, определенно утверждающих, со слов Шингарева, что "весьма близки события первостепенной важности, кои нисколько не предвидятся правительством, кои печальны, ужасны, но в то же время и неизбежны ...".

    Как известно, на собраниях рабочей группы "центрального военно-промышленного комитета", а также и на подготовительных собраниях и совещаниях комитета бирж труда обычно присутствуют представители всех без исключения течений революционного подполья. В частных беседах, а иногда даже в заранее подготовленных особых рефератах и докладах ораторы на означенных собраниях дают подробные картины того, каким представляется в их глазах положение России в настоящее время.

    В других подобных же докладах, излагаемых обычным цветистым языком подпольной литературы, к вышеизложенному прибавляются статистические данные, почерпнутые из статей кадет и социал-демократов: о росте смертности на 150% среди столичного населения, повышении на 400-500% проституции, о повышении на 1000% венерических заболеваний в местах нахождения и обучения войск и т.д. К сожалению, некоторые факты: например, об успешности пропаганды идей пацифизма среди солдат и военнообязанных рабочих, о росте всеобщего недовольства дороговизной и недостатком продуктов, об усилении среди левых партий "пораженческих" групп и тенденций и пр. - верны, и социал-революционные агитаторы правильно учитывают, что настоящий момент наиболее благоприятен для подготовления сырой почвы к посеву революционно-социалистических идей и бредней.

    Популярен среди рабочих взгляд социалистов-революционеров на необходимость заключения мира на условиях, имевших место до 1914 г.: по мнению неизвестного автора заграничной брошюрки "Что даст война России", победа Германии или России одинаково грозит крестьянству и пролетариату обеих воюющих стран полным порабощением их аграриям и капиталистам; лишь заключение мира на условиях, имевших место до войны, остановит увлечение буржуазии азартной игрой "на обогащение" и даст возможность привести социальный строй в более определенные отношения, чем это наблюдается сейчас. Взгляды эти - без сомнения, заимствованные автором брошюры у немецких экономистов, - до сих пор были непопулярны, особенно у крестьянской массы войск; но ныне, благодаря призыву рабочих, взгляды эти распространились довольно широко и находят сторонников как среди социал-революционной интеллигенции, так равно и среди рабочих низов.

    Несколько иначе оценивают текущий политический момент те социалисты-революционеры, кои "приемлют войну": будучи очень разбросанными в своих взглядах в начале войны, теперь они более сплотились, имея возможность и право легальной пропаганды, но... зато и уменьшились в своем числе, так как многие из их сторонников перешли в лагерь "пораженцев". Принадлежа по своим занятиям к рядовой интеллигенции (врачи, страховые деятели, адвокаты и пр.), эти социалисты-революционеры совершенно оторваны от масс и не имеют никакго практического значения и влияния нигде, за исключением лишь печати: программа их, изложенная в силу цензурных условий малопонятным языком, недоступна массам, но их взгляд на текущий момент заслуживает внимания по той причине, что они первые признали крах идеи всемирной демократии и пропагандируют идею национальной социал-революционной партии.

    По их мнению, переживаемое нами время может быть сравнено по своей важности лишь с эпохой освободительных войн с Наполеоном, когда зародилась идея национальной демократии. "Интернационал" Маркса покорил мир под власть германской мысли, и лишь теперь мы "пробуждаемся" от рабства, в котором демократия всех стран находилась полвека. Оценивая с такой точки зрения текущий момент, эта группа социал-революционеров считает, что демократия не имеет ни нравственного права, ни разумных оснований содействовать поражению родины; однако демократия не должна изменять своим принципам и безучастно смотреть на те злоупотребления, которые наблюдаются во всех сторонах русской жизни, поэтому группа приведет пробуждение русской демократии, "требующей скорого и явного исследования всех правительственных злоупотреблений за годы войны", а также строгого и гласного суда над всеми виновниками, приведшими страну к экономическому кризису".

    Отмечая беспрерывный рост демократических и революционных идей среди масс, группа дает параллели из жизни русского тыла и западноевропейского (статьи Ропшина, Суханова и др.), причем неуклонно проводит тенденцию показать неспособность русской администрации как к организации тыла, так и в деле ведения войны. По мнению Ропшина, война дает возможность каждому "оценить или осудить свое государственное хозяйство"; государственный строй Англии, Франции и Германии блестяще выдержал экзамен; русские солдаты во Франции воочию убедились в превосходстве демократических учреждений... Группа эта мало знает современную Россию, но, однако, и она ждет скорой революции, приводя в доказательство верности этих предположений наблюдающееся сейчас везде и всюду всеобщее недовольство и озлобленность. "Заключение победоносной войны впадает с присоединением России к кругу европейских союзников", - говорит туманно Бурцев; яснее говорит об этом Ропшин, обещающий, что "нынешняя война резко вовлекла Россию на путь Англии и Франции, и мир должен принести присоединение России к другим демокраьтическим государствам".

    Нескольк иначе смотрят на современное положение России социал-демократы. Разделяясь на бесчисленное количество течений, Российская социал-демократическая рабочая партия давно уже утратила свое единство и. подобно социалистам-революционерам, имеет два главных направления: "пораженцев" (скрытых и явных) и сторонников войны (обороны). Первая группа менее объединена, но больше по размерам и популярнее среди масс, чем вторая.

    За последнее время среди петроградских рабочих неоднократно появлялись листовки, издававшиеся первой из названных групп, призывавшие к выставлению требований о немедленном прекращении войны. Успех этих листовок на заводах, где еще год тому назад всякая прокламация вызывала осуждение со стороны самих рабочих, определенно показывает, что настроение масс очень резко изменилось. По словам представителей рабочей группы "центрального военно-промышленного комитета", рабочий пролетариат столицы близок к отчаянию, и будто бы "достаточно какого-нибудь одного даже провокационного сигнала, чтобы в столице разразились стихийные беспорядки с десятками и десятками тысяч жертв"...

    "Кончайте войну, если не умеете воевать"- слова одного из ораторов больничной кассы Петроградского вогоностроительного завода, - сделались лозунгом петербургских социал-демократов.

    Близкие сношения столичных рабочих с солдатами также показывают, что и в армии настроение стало очень и очень неспокойным, если не сказать "революционным": дороговизна жизни и недостаток продуктов, переносимые с трудом солдатками, очень хорошо известны в армии через самих солдат, разновременно приезжавших сюда на "побывку". Циркулирующие в армии слухи о голоде в Петрограде достигли невероятных размеров и сейчас определенно граничат с областью чистой фантазии: по словам самих солдат, в армии имеются сведения, что в столице "фунт хлеба теперь стоит рубль". "что мясо дают только дворянам и помещикам", "что уже будто бы открыто новое кладбище для умерших от голода" и т.д. Беспокойство солдат за оставленные на родине семьи более чем понятно и законно, но скверно то, что оно с каждым днем все более и более увеличивается и является весьма благоприятной почвой для успеха пропаганды не только революционной, но, при известных условиях, и германской. Больничные кассы крупных заводов заваливаются письмами и сообщениями "товарищей" и к "товарищам" с фронта:: письма эти полны

    брани по адресу виновников дороговизны" и угрожают "настоящим расчетом", когда война закрнчится или прервется.

    Конечно, социал-демократы спешат всячески использовать создавшееся положение: выдают двойные пособия женам арестуемых рабочих, помогают беглым солдатам "пробраться на Кавказ", устанавливают сборы в пользу семейств, лишившихся казенного пайка вследствие добровольной сдачи нижнего чина в плен, и т.д. Многие действия социал-демократов делают их в данном случае похожими на действия германских шпионов и еще недавно вызвали бы порицание со стороны непартийных рабочих, но теперь непартийные, ожесточенные дороговизной, голодом и остальными тяготами повседневной жизни, совершенно безучастно относятся к подобного рода "политической деятельности", если таковая не связана непосредственно с вопросами их экономического существования На заводах все чаще раздаются речи активных "пораженцев".

    Вопрос о всеобщей и длительной забастовке обсуждался, и неоднократно, на многих заводах и фабриках, но не встретил общего и единодушного сочувствия лишь благодаря тому, что рабочие желают двинуть на первый план свои экономические требования, а социал-демократы - чисто политические. Лишь вследствие этого забастовка, намечавшаяся на начало августа месяца сего года, не осуществилась до сего времени.

    Не лучшим считают в настоящее время положение правительства и еврейские группы, переполнившие ныне столицу и ведущие беспартийную, но резко враждебную власти политику. Один видный еврейский деятель на недавнем собрании банковских дельцов дал такую оценку текущего момента:

    "К сожалению, никаких признаков того, что правительство понимает опасность момента, не видно... Массы же с каждым днем озлобляются все более и более. Вырастает пропасть между массами и правительством: народ недоволен новыми наборами, дороговизной, притеснениями семей солдат и пр., - а правительство недовольно еще более народом, так как предпринимает разного рода репрессии, еще более ухудшающие и без того неважное положение... Народ устал от войны, начиная от крайнего правого помещика и кончая демократически настроенным рабочим... Дальше эта усталость лишь будет прогрессировать... По мнению многих лиц, еще недавно бывших горячими патриотами, необходимо скорее ликвидировать войну и связанные с нею непорядки"...

    Таковы же взгляды и других еврейских беспартийных деятелей - банкиров, адвокатов, врачей, торговцев и пр. Московские банкиры на одном из недавних своих совещаний по поводу продовольственного кризиса, вырабатывая проект реорганизации (путем привлечения банков) продовольственного дела, дали, между прочим, большую картину того "хаоса", в каком находится в настоящее время внутренний рынок. По их словам, на рынке произошла "мировая катастрофа": производятся товары, совершенно ненужные населению, производство ничем не контролируется, нисколько не отвечает спросу и вызвано лишь желанием нажить в короткий срок большие барыши. "Вакханалия рабочих цен", с одной стороны, "безумное вздувание цен на продукты", с другой, - привели рынок к состоянию "бешенства": никто не слушает разумного голоса, спеша поскорее разбогатеть, забывая, что завтра ему самому придется страдать от той же дороговизны.

    Правительственное вмешательство, по мнению означенного совещания, в деле внутреннего рынка никогда не пользовалось популярностью в России и не оказывало должного влияния на дела: теперь же оно, будучи выполнено неумелыми людьми, оказало самое отрицательное влияние, осложнило до бесконечности отношения продавца и покупателя...

    По мнению евреев, достаточно какого-нибудь пустяшного события, чтобы на рынке началась паника, которая незамедлительно отразится "на улице" отчаянными беспорядками. Таким событием может быть, например, отсутствие муки, с которой происходит вообще странная история: еще не установились твердые цены на хлеб, как хлеб вдруг пропал в ряде губерний. Судя по всем имеющимся данным, хлеб припрятывается не только крестьянами и помещиками, но и перекупщиками, ожидающими повышения цен.

    Достаточно будет, если хлеб будет прятаться и в дальнейшем, одного этого исчезновения хлеба, чтобы вызвать в столицах и других наиболее крупных населенных пунктах империи сильнейшие волнения с погромами и бесконечными уличными беспорядками. Усиливаясь с каждым днем, тревожное настроение передается все большим слоям населения; никогда не наблюдалось такой нервозности, как сейчас. Почти ежедневно газеты сообщают тысячи фактов, рисующих крайнюю напряженность нервов публики в общественным местах, и еще большее количество подобного рода фактов остается незарегистрированным. Достаточно малейшего события, чтобы вызвать крупнейший скандал. Особенно это заметно вблизи лавок, магазинов, банков и тому подобных учреждений, где почти каждый день происходят "недоразумения", лишь в своей минимальной части пока кончающиеся полицейскими протоколами...

    Наиболее чутко относящаяся ко всякому движению "партия народной свободы" давно уже собрала огромные материалы, рисующие очень мрачные стороны текущей русской действительности. На основании этих материалов кадетами делались соответствующие доклады как в партийных организациях, так равно и в тех общественных учреждениях, где они могли рассчитывать найти много сочувствующих (Земские собрания, съезды деятелей земского и городского союзов, комиссии Государственной думы и пр.).

    Но если кадетские парламентарии видят опасность главным образом в отсутствии деятельности Государственной думы, то совершенно другие выводы о настоящем моменте делаются кадетскими уполномоченными земского союза, рисующими чудовищные картины жизни тыла и настроения войска. В указанном направлении особенно характерен доклад уполномоченного, ездившего в Ригу и др. места для ознакомления с постановкой дела доставки в армию съестных припасов. По его словам, настроение в армии якобы очень тревожное, отношения между офицерами и солдатами крайне натянутые, почему неоднократно имели место и имеют даже кровавые столкновения; держат себя солдаты, особенно в тыловых частях, крайне вызывающе, публично обвиняя военные власти во взяточничестве, трусости, пьянстве и даже предательстве. Повсюду тысячами встречаются дезертиры, совершающие преступления и насилия в отношении мирного населения, с сожалением говорящего о том, что "напрасно не пришли немцы", что "немцы навели бы порядок" и т.д.

    По словам того же уполномоченного, в Ревеле было несколько случаев стрельбы пехотинцев по пограничникам, а также и по матросам: дело в некоторых случаях доходило чуть ли не до форменных сражений. Тыловые офицеры, поставленные по протекции заведующими обозами, поездами, этапными командами и т.д., поражают, по словам кадетских уполномоченных, своей "необразованностью, наглостью и отсутствием выдержки", среди них царят "кутежи, картежная игра и разврат". Солдаты презирают своих офицеров, особенно прапорщиков, в смысле воинского воспитания и развития зачастую стоящих гораздо ниже подчиненных им солдат. Даже высший командный состав в тыловых частях и учреждениях состоит из малоопытных людей, окруженных мошенниками и взяточниками; сплошь и рядом наблюдаются все учащающиеся случаи оставления в тылу солдат за крупные суммы.

    Раненые, с коими приходилось зачастую сталкиваться уполномоченному, определенно говорят, что дух армии был бы великолепен, если бы был хотя несколько выше состав офицеров. Про тыл раненые рассказывают просто невероятные вещи: требования взяточников с раненых за доставку на пункт, ограбления раненых санитарами и пр. По мнению уполномоченного, все им виданное определенно рисует картину разложения армии, а это предвещает и скорый конец войны. Злоба солдат на то, что с родины плохо или даже совершенно не доходят известия, безгранична, особенно под влиянием побывавших в отпусках солдат, рассказывающих различного рода небылицы про те места, где им приходилось проезжать.

    Земских служащих, доставляющих продукты, содаты забрасывают вопросами: правда ли, что в Петербурге и Москве голод, что "купцы" выселяют солдаток на улицу, что немцы дали министрам миллиард за обещание уморить возможно большее число простых людей и т.п. Даже германские прокламации, с их фантастическими бреднями, стали за последнее время находить среди солдат доверяющие круги читателей. Помимо того, наблюдается и настоящая пропаганда, сводящая главным образом пока к убеждениям дезертировать. По мнению этого уполномоченного, "всякий побывавший вблизи армии должен вынести полное и убежденное впечатление о безусловном моральном разложении войск. Солдаты указывают на необходимость мира уже давно, но никогда это не делалось так открыто и с такой силой, как сейчас. Офицеры часто даже отказываются вести команды в бой ввиду опасности быть убитыми своими же людьми".

    Хотя в подобного рода рассказах уполномоченного многое и кажется маловероятным, однако необходимо относиться к его сведениям с большей долей доверия, так как ряд врачей, вернувшихся из действующей армии, делали доклады в том же духе и в тех же тонах: полное разложение организации тыла, рост недовольства и общая усталость от войны - таковы были основные мотивы всех этих докладов.

    Не менее печальные картины рисуются кадетскими уполномоченными и по закупке продуктов внутри России. По словам одного из них, "всюду полная разруха": крестьяне, запуганные реквизициями, недовольные вмешательством в торговые сделки губернаторов и полиции, не хотят продавать хлеб и другие припасы, опасаясь, что им заплатят "по таксе". Никаким уверениям в том, что им заплатят по правильной расценке и сообразно с их требованиями, они не верят. Вследствие этого оказывается, что в провинции совершенно нет продуктов: крестьяне, узнав на опыте цены на "городские товары" (сахар по 1 р. 50 к. за фунт, чай по 4 руб. за фунт, колбаса по 2 руб. за фунт и т.д.), не хотят продавать свои товары, так как боятся продешевить. В результате - цены повсюду растут, а товары исчезают.

    Дороговизна чувствуется в деревне не меньше, чем в городе; кроме того, в деревне она влечет за собою невероятные слухи, еще более фантастические, чем в городе; крестьяне охотно верят слухам о вывозе кожи, хлеба, сахара и пр. к немцам, о продаже половины Россиии графом Фредериксом тем же немцам и т.п.: "А между тем, все это делает настроение деревни очень беспокойным".

    "Партия народной свободы" собрала огромные материалы по истории настоящей войны, причем большая часть этих материалов носит исключительно отрицательный характер: поразительные цифры по распространению эпидемий, увеличению несчастных случаев на заводах, раскрытию административных злоупотреблений и пр. Сами кадеты, относясь к войне довольно сдержанно с самого возникновения таковой, ныне мечтают о мире больше всех партий: работа в земских учреждениях и союзах, в военно-промышленных комитетах и т.д. уже обогатила многих, а растущая благодаря войне дороговизна и прогрессирующая разруха во внутренней жизни страны определенно пугает их. Поэтому, несмотря на пропаганду лидерами кадет лозунга "вести войну до исчерпывающей победы", большинство кадет стоят за немедленное заключение мира и за приведение в должный порядок внутренних взаимоотношений.

    За последние недели кадетская фракция Государственной думы, подготовляясь к предстоящему возобновлению сессии, заготовила много материала по освещению нужд текущего момента. Материалы эти рисуют в очень печальном виде условия жизни тыла и,- надо отдать им справедливость,- очень убедительны; их оглашение с думской трибуны, безусловно, вызовет новую волну недовольства правительством. И при всем при этом, на вопрос о том, что же они считали бы сейчас особенно необходимым и полезным, кадеты ничего нового, кроме своего старого и заветного рецепта, предлолжить не могут и не желают: образовать министерство, ответственное перед страной за все свои действия, и ввести в этот новый совет министров лиц, "заслуживающих доверия страны", т.е. депутатов.

    Чувствуя приближение важнейших событий, кадеты, кажется, надеются на свои силы и на свое влияние в стране более, чем следует, - упреки в этом отношении они уже слышали неоднократно и слышат и теперь от всех других политических партий и течений страны.

    Игравшие в начале войны доминирующую роль "октябристы" в настоящее время выражают мнение наиболее обеспеченных классов населения следующими словами, произнесенными недавно командиром одного из полков: "Дворянство за эту войну утратило всякое влияние; мы накануне разорения: крестьяне не снимают более земли в аренду, будучи уверены, что после окончания войны земля эта будет раздаваться даром; цены растут так быстро и так невероятно, что дворянство оказалось в ужасных материальных условиях... Что же будет дальше? Выборы по Петроградской губернии показали, что дворянство за последний год сильно полевело; необходимо, чтобы правительство приняло энергичные меры против дальнейшего объединения дворян. К сожалению, политика правительства обнаруживает такую неопределенность и вялость в деле защиты дворянских интересов, что октябристы не в силах сделать что-либо для последних...

    Страна отдана во власть мародерам, которые грабят и жмут всех без исключения. Правительство же как будто не видит этого и продолжает свою систему покровительства разным банкам, сомнительным дельцам и т.п. В начале войны казались дикими всякие слова о возможности революции в России, а ныне все уверены, что революция будет неизбежно. Конечно, мы, октябристы, будем до конца стоять за правительство и законный порядок, но что же мы будем делать, если само правительство оказывается виновным в значительной части происходящих неурядиц? Последние месяцы войны показали, что среди многих учреждений имеются мародеры, что очень многие лица, облеченные доверием правительства, являются одновременно и спекулянтами. Правительство должно было бы дать обществу определенный контроль над борьбой с дороговизной и вообще допустить население к обсуждению вопросов продовольствия... Ничего этого нет: в результате получается справедливый ропот населения, грозящий перейти в крупные беспорядки... Октябристы всегда стояли и будут стоять за доведение войны до победного конца; но что можно сделать, если вся страна будет требовать или прекращения непорядков и смены правительства, или конца войны?.. Положение слишком серьезно, а правительство с этим совершенно не считается...".

    Правые также считают настоящий момент очень опасным и предсказывают возможность самых крупных волнений. По их мнению, война стала непопулярной в народе из-за того, что самодержавная Россия воюет за свободу республики и конституционных монархий с Германией, имеющий схожий с Россией образ правления. Если вначале все были увлечены идеей борьбы за существование Сербии, то теперь, когда главная борьба выносится русскими силами, а "победа достанется англичанам", - большинство поняло невыгоды союза России с Англией. В обществе вращается множество памфлетов, направленных против Англии и требующих окончания войны и прочного мира с центральными монархиями. Еще большее недовольство вызывает, по мнению правых, та свобода, которой за время войны начали пользоваться евреи - "Правда, официально еще и существуют некоторые русские фирмы, но за ними фактически стоят те же самые евреи: без посредника-еврея ничто нельзя купить и заказать, а между тем всем известны такие "русские фирмы", как прославившиеся скверными шрапнелями завод кн. Путятина, в действительности принадлежащий еврею Рабиновичу, заплатившему за "фирму" князю 50000 рублей".

    Народные массы, по словам правых, чувствуют, что за дороговизной и недостатком продуктов скрыты спекулянты, но не знают, как за них взяться. Подобное ужасное положение долго продолжаться не может: "Народ в конце концов устроит погром, за который можно будет винить лишь правительство, допустившее возможность осуществления "жидовского царства". Во всяком случае, этот погром покажет, что народу надоело сносить чужое иго и что он хочет биться за свои интересы, а не за чужие. Если правительство хочет, чтобы в России вновь наступили порядок и тишина, то оно должно, прежде всего, разогнать "еврейский кагал", заключить почетный мир с Германией и разорвать всякие договоры с Англией, так как иначе более чем вероятны беспорядки, во много раз ужаснейшие, чем это было в 1905 году". К изложенному необходимо прибавить, что отрицательное отношение правых к войне еще более усилилось за последнее время, когда повсюду стали земечаться усиливающиеся волнения и когда забастовки городских и сельских рабочих начали принимать все более и более интенсивный характер.

    Подводя итоги вышеизложенным взглядам всех главнейших русских политических партий, в достойной мере якобы и образно характеризующим настроения разнообразнейших кругов населения страны, - даже при условии допуска в этих взглядах известной доли "тендециозности" и "муссирования" - необходимо признать безусловным и неоспоримым, что внутренний уклад русской государственной жизни в данный момент находится под сильнейшей угрозой неуклонно надвигающихся тяжелых потрясений, вызываемых и объясняемых исключительно лишь экономическими мотивами: голодом, неравномерным распределением пищевых припасов и предметов первой необходимости и чудовищно прогрессирующей дороговизной. Вопросы питания в самых широких кругах населения огромной империи являются единственным и страшным побудительным импульсом, толкающим эти массы на постепенное приобщение к нарастающему движению недовольства и озлобления. В данном случае имеются определенные и точные данные, позволяющие категорически утверждать, что пока все это движение имеет строго экономическую подкладку и не связано почти ни с какими чисто политическими программами. Но стоит только этому движению вылиться в какую-либо реальную форму и выразиться в каком-либо определенном акте (погром, крупная забастовка, массовое столкновение низов населения с полицией и т.п.), оно тотчас же и безусловно станет чисто политическим.

    Отсюда и единогласно констатируемая всеми без без исключения партиями озлобленная оппозиционность народных масс по отношению к правительству, - "оппозиционность", а не "революционность", так как широкие народные массы, по существу своему стоя вне узких рамок партийных платформ, совершенно не революционны, но крайне озлоблены на "забывшие народные нужды правительство", как это объясняют ежедневно различного рода темные доброхоты соц.-демократического, соц.-революционного и другого толка.

    Веря в то, что "правительство забыло о его нуждах", народ, как темная и широкая масса, естественным образом, озлоблен не только на это правительство, но и на ту причину, ради которой власть "отвлеклась от своих прямых и нормальных обязанностей", отсюда и отрицательное отношение к войне, и страстное, все растущее желание ее скорейшего окончания на каких угодно условиях, так как, кроме тяжелых лишений, гнета полуголодного повседневного существования и потери близких и дорогих лиц, война эта ничего положительного не дает и не обещает.

    Что же касается вопроса об отношении к Государственной думе и ее деятельности, то в этом направлении, как это явствует из всего вышеизложенного, должно твердо и определенно различать три безусловно верных и не оставляющих сомнений положения: а) широкие и обычно стоящие вне каких-либо политических тенденций народные массы в деятельности Государственной думы заинтересованы мало, никаких особых надежд и упований на таковую не возлагали и не возлагают и могут проявить известного рода интерес по отношению к Государственной думе лишь под воздействием левых и революционных элементов, в случае возникновения бунтарских выступлений и иных эксцессов революционного характера; б) представители революционных групп и партий, не считая Государственную думу тем органом народовластия, каковой мог бы привести к осуществлению конечные идеалы и лозунги исповедуемых ими политических платформ и программ, видят в думской трибуне лишь своего рода кафедру для публичных и свободных от преследования закона демагогических выступлений и в нарастающей борьбе Государственной думы с правительственной властью усматривают лишь благоприятствующие их задачам мотивы для дальнейшего агитационного воздействия на массы; в) единственными и нелицемерными защитниками думской трибуны являются лишь представители "общественности" - депутаты кадетского толка, кои, боясь настоящей революции, долженствующей свести на нет все их надежды на доступ к "власти", и стараясь побудить правительственную власть под угрозой этой революции к дальнейшим уступкам "чистому конституционализму", все свои надежды и упования возлагают на привычную для них "парламентскую работу" и отлично сознают, что им, представителям "партии слов, а не практического дела", нет места в обыденной и поседневной жизни, вне стен обслуживаемого и оберегаемого ими парламента.

    Для оценки настроений и положения дел в среде социал-демократов следует отметить, что после продолжительного затишья большевики, хотя и с большим трудом, но сумели сорганизовать руководящий коллектив, который пытается использовать благоприятный момент и направляет свои действия к революционизированию народных масс с целью толкнуть их затем на бунтовщические проявления своего недовольства помимо революционного движения.

    Повышенное настроение толпы, упорно ожидающей общего взрыва, все растет, и потому не исключается возможность возникновения весьма серьезных стихийных беспорядков в столице в ближайшем же будущем, причем это стоит не в зависимости от революционной пропаганды, а лишь от продовольственного кризиса, революционные же организации лишь не пропустят случая взять на себя руководство возникшим движением, дабы провести в жизнь социал-демокраческие лозунги.

    Среди петроградских социал-демократов в последние дни заметно симптоматичное и не наблюдавшееся раньше явление: до сего времени все отдельные течения социал-демократов жили и действовали изолированно друг от друга, принципиально не находя возможным вступать в какие-либо блоки с кем-либо, - ныне же большевики, отличавшиеся особой непримиримостью, решили протянуть руку объединенцам и, призывая их на совместную партийную работу, не исключают возможности блока даже и с народниками.

    ...Переходя к общей оценке действительного положения вещей, надлежит отметить наличность крайне нервно повышенного настроения как среди политически соорганизованных элементов, так равно и среди широких кругов несорганизованных масс, являющегося следствием ненормального уклада экономических условий жизни и представляющего весьма благоприятную почву для всякого рода противоправительственных и сичто революционных начинаний.

    Эта крайняя степень нервной повышенности масс достигла ныне столь высокого напряжения, что ограниченные одними лишь мерами административного воздействия розыскных, полицейских и иных органов власти не может служить достаточной гарантией и давать полную уверенность в возможности сохранения означенными мерами общественного спокойствия и порядка и на будущее время.

    Вопросы и задания.

  • Систематизируйте прямую информацию источника.
  • Предложите две серии вопросов к документу: для конкретно-исторического и источниковедческого анализа информации.
  • О "Письме с фронта". // Политические паритии и общество в России 1914-1917 гг. М., 2000. С.238-247.

    "Письмо с фронта".

    Восстание армии.

    Скоро или не очень скоро, но конец войны несомненно приближается. А вместе с ним в очередь дня перед всеми народами России встает грандиозная задача своего освобождения. А перед революционными и социалистическими партиями встает обязанность подготовиться к предстоящей революционной борьбе, организовать все революционные силы, объединить их, наметить лозунги и тактику, которые привели бы народ к полной победе. И если по вопросу о войне среди революционных и социалистических партий имелись очень серьезные разногласия, то перед лицом грядущего освобождения, мне думается, в революционных кругах царит известное единогласие. Только путем революции, и притом полной, а не частичной, как было в 1905 г., победы революции народ добьется для себя настоящей свободы. Но полная победа революции возможна только путем победоносного всенародного восстания. Это несомненно. А в период ликвидации войны это восстание может опереться лишь на революционное восстание армии, которое одно может дать и сохранить для революции достаточную и прочную вооруженную силу. Цель настоящего письма - поделиться со всеми партийными единомышленниками, от которых автор совершенно оторван по условиям военной службы, а также с другими революционерами, в особенности же с теми, которые находятся в армии, - поделиться своими впечатлениями и соображениями о колоссальных организационных и других затруднениях, связанных с восстанием армии, а также высказать свои взгляды и на разрешение этих затруднений, Если письмо послужит материалом для обсуждения и разрешения затронутых в нем вопросов, хотя бы и не в той форме, как в нем предлагается, автор будет считать свою цель вполне достигнутой.

    Предпосылки и элементы восстания армии.

    За войной последуют народные волнения - в этом почти никто не сомневается. Рабочие и крестьянские "беспорядки"...

    Этого одни радостно ожидают, а другие панически боятся, но для всех это несомненно. Для подавления этих "беспорядков" правительство будет нуждаться в вооруженной силе. Где оно ее найдет? Все наблюдения, какие автор вынес из своих скитаний по запасным батальонам и по фронту, говорят за то, что такой силы у правительства может не оказаться, Армия и в тылу, и в особенности на фронте полна элементами, из которых одни способны стать активною силою восстания, а другие могут лишь отказаться от усмирительных действий; но при достаточной организованности первых едва ли в армии найдутся в достаточном количестве элементы, способные стать активной контрреволюционной силой правительства. Вооруженный народ, стоящий теперь в окопах и в тылу, пропитан насквозь массою революционных элементов,- сознательных крестьян и рабочих,- к которым надо прибавить еще десятки тысяч солдат, уже обиженных правительством в эту войну за то, что они не вынесли всех ужасов современного военного режима: перед многими из них уже стоит призрак правительственного возмездия. Весь этот революционный элемент надо спаять для того, чтобы поднять знамя солдатского восстания. Спайкой должны послужить отдельные солдатские волнения и мятежи. Уже в период ликвидации японской войны солдатские бунты вспыхнули яркой полосой. Ныне они тем более неизбежны. Неизбежны в тылу, на почве отказа выступать в позорной роли усмирителей, неизбежны на фронте, на почве затруднений [возникновение] целого ряда самых разнообразных местных конфликтов, распространяться о которых здесь не приходится. Настоятельнейшей и существеннейшей задачей всех революционных элементов армии в этих беспорядках, бунтах и мятежах является: найти самих себя, организоваться, стать руководящей силой движения и перевести все местные разрозненные вспышки в одно общее восстание армии, указав восстанию определенную конечную цель, вполне продуманную стратегию и тактику и надлежащие организационные формы. Если эта задача не будет своевременно и надлежаще выполнена, если революционная армия и после войны не пойдет дальше разрозненных стихийных вспышек, бунтов и мятежей, то, быть может, на долгие годы закатится перед Россией заря победоносной революции.

    Цель и лозунги восстания армии.

    Цель восстания армии ясна и понятна: путем полной победы революции обеспечить народу возможность всецело распорядиться своею собственной судьбой и совершенно свободно организовать свой новый политический и социальный строй после этой кошмарнейшей из войн, в корне подорвавшей весь народный организм. Эта всенародная цель восстания определяет собою и те лозунги, под которыми должно быть поднято знамя восстания. Лозунги эти должны объединить весь революционный народ. Такими лозунгами являются:

    1) Всенародное Учредительное Собрание, избранное на основе всеобщего, равного, прямого и тайного избирательного права, без различия пола, религии и национальности, как орган, который окончательно и полновластно определит волю народа в разрешении вопроса, как ему организовать свой политический и социальный строй и вооруженную охрану своих прав.

    2) Земля и воля. Земля - в смысле получения крестьянами основного средства их существования - земли, путем конфискации помещичьих земель. Воля - в смысле полной политической свободы народа.

    3) Восьмичасовой рабочий день - как существенное и безусловное требование охраны жизни и охраны рабочего и как символ широкого и всестороннего законодательства по охране труда во всех его формах.

    4) Равноправие национальностей.

    5) Демократическая республика - этот лозунг я тоже считаю при настоящих условиях всенародным, ибо за время войны враждебный народу характер монархии выяснился настолько, что восстанию за свободу (?) и народ неизбежно увидит в монархии своего первейшего и злейшего врага.

    По поводу указанных лозунгов восстания армии считаю необходимым пояснить следующее.

    1) Если бы, паче ожидания, оказалось, что лозунг "демократическая республика" порождает серьезное междоусобие в единой революционной армии, то его можно было бы снять и отвести в разряд частных лозунгов (см. ниже), которые будут вынесены отдельными группами и партиями на суд всенародного Учредительного Собрания, решающего, между прочим, вопрос о форме правления.

    2) Под частными лозунгами я разумею такие политические и социальные требования отдельных классов и партий, которые не могут объединить за собой всю революционную армию. Отдельные революционные элементы армии могут выставлять эти требования на своих знаменах, пропагандировать и отстаивать их в армии и вообще в народе во все время революции, в частности в период восстания, так что единство восстания совершенно не требует сворачивания своих классовых и партийных знамен. Мало того, созыв Учредительного Собрания даже предполагает страстную борьбу за существование этих частных лозунгов, но знамя восстания армии должно быть едино и всенародно, на нем должны быть написаны лишь единые и всенародные требования, на которых договорились поднявшие восстание народные массы. В таком именно виде я представляю себе осуществление известной социал-демократической формулы: "порознь идти, а вместе бить", в решающий период всенародного восстания, требующий особенного напряжения и единения всех революционных сил.

    Стратегия и тактика восстания армии.

    Стратегические задачи армии мне представляются в следующем виде:

    1) Создать для революции и для страны постоянную вооруженную армию, действующую впредь до того момента, когда Учредительное Собрание окончательно определит организацию вооруженных сил страны.

    2) Создать для той же цели, а также, в первое время, для захвата революционной власти и борьбы с контрреволюционными силами на местах местные революционные отряды и органы местного революционного управления.

    3) Произвести революционную демобилизацию армии.

    Тактическое осуществление этих стратегических задач может быть представлено в следующем виде:

    На фронте восставший полк (артилл. бриг. и пр.), подняв востание под вышеуказанными лозунгами, прежде всего отбирает из своей среды людей, изъявляющих желание стать на службу революционной армии. Из этих людей

  • образуется революционный полк (артилл. бриг. и пр.), который захватывает в свои руки все средства вооружения, бывшие в распоряжении полка. Остальные солдаты, отказавшиеся продолжать службу в революционной армии, подлежат обезоружению и немедленной демобилизации. Таким образом, из царского полка (бриг. артилл. и пр.) военного времени, численностью до четырех тысяч человек, образуется революционный полк (артилл. бриг. и пр.) того же наименования, численностью, скажем, в 1000 - 800 - 500 человек, но захвативший в свои руки всю материальную часть, вооружение, интендантское имущество и пр. А из царской армии, скажем, в 4.000.000 человек образуется революционная армия в 500.000 человек (я считаю, что это цифра будет минимальной), но сосредоточившая в своих руках все средства вооружения и пр. Эта революционная армия и должна нести свою революционную военную службу до того времени, когда, как сказано выше, Учредительное Собрание определит постоянную организацию вооруженных сил страны. Само собою разумеется, эта служба революции налагает на революционный народ обязанность содержания этой армии, в частности, содержание революционного солдата должно быть по сравнению с нынешним царским "жалованием" во много раз увеличено, разумеется, в зависимости от состояния революционных средств, но, во всяком случае, в несколько десятков раз больше нынешнего.
  • Служба революционной армии заключается в следующем: а) она должна подавить все котрреволюционные попытки на фронте и окончательно организовать самое себя; б) она ложна произвести возможно быструю демобилизацию остального войска, не вступившего в ряды революционной армии; в) она должна двинуться на борьбу с организованной внутри страны контрреволюционной армии; г) закончив победоносно гражданскую войну с контрреволюционными силами, революционная армия должна поступить в распоряжение организованного к тому времени восставшим народом временного революционного правительства, нести обычную гарнизонную службу и быть готовой каждую минуту обратить оружие против всякого посягательства на полновластное учредительное творчество освобожденного народа. Служба эта, как сказано выше, продолжается до тех пор, пока Учредительное Собрание не определит окончательно организацию вооруженных сил страны.
  • Дислокация революционной армии, по завершении ею чисто боевых задач борьбы с контрреволюционными силами представляется мне таким образом: все революционное войско будет разделено на несколько армий, которые располагаются в крупных политических центрах страны и в окрестностях (Петроград, Москва), а также в крупных областных центрах тех областей, которые требуют автономии (Киев, Варшава, Вильно - если эти города будут в России - Рига, Тифлис и пр.). Одновременно с дислокацией должна быть, по моему мнению, произведена разборка личного состава по армиям по территориальному принципу так, что образуются армии: Петроградская, Московская, Киевская, Варшавская, Виленская, Рижская, Тифлиская и пр., укомпектованные местными уроженцами.
  • В тылу революционная мобилизация должна захватить все тыловые части, в первую очередь запасные батальоны, и должна состоять в том же процессе, что и на фронте: вербовка кадров революционных батальонов из активных революционных элементов и мобилизация остальных.
  • Служба местных революционных батальонов должна заключатья в следующем: а) они должны подавить все контрреволюционные попытки на местах и окончательно организовать себя; б) они должны произвести возможно быструю демобилизацию всех солдат батальона, отказавшихся поступить на революционную службу; в) они должны организовать местное воинское управление ... Через эти местные революционные воинские управления должны проходить и приниматься на учет воинские чины, демобилизуемые с фронта и из тыловых частей. Учет необходим как в целях постоянной будущей организации вооруженных сил страны, так и для обратной мобилизации с тыла в революционную Россию, возобновив войну; г) они должны помочь местным революционным силам овладеть местным самоуправлением и создать временные органы революционной власти на местах, по организации каковых местные батальоны явятся воруженною силою этих органов.
  • Вопросы организационные

    Формы организации, прежде и важнее всего, будут зависеть от форм восстания, но уже теперь считаю своевременным отметить и предложить на обсуждение следующее :

    1. Вопрос о Командном составе. Мои личные наблюдения привели меня к следующим выводам: а) оставшееся в живых кадровое офицерство действительной службы, за очень немногим, быть может, исключением, не пойдет на революционную службу. Что касается офицеров, произведенных во время войны и взятых из запаса, то здесь можно отметить три главных группы школ прапорщиков и отчасти военных училищ. Это в бльшинстве случаев зеленая молодежь, увлекшаяся, тоже в большинстве случаев прелестями офицерского мундира, который в мирное время для нее был недоступен. Правда, это по происходению в большинстве случаев подлинная демократия, но, к сожалению, ранее указанное обстоятельство в корне подрывает надежду, что из этой массы могут выйти комплексные ряды революционного офицерства, охваченного революционным энтузиазмом и способного к активной революционной службе; б) прапорщики запаса - люди, пошедшие на войну в большинстве случаев из устроенных себе в жизни мест и положений, многие семейные; в этой группе контрреволюция не найдет себе верных слуг, но и революция едва ли получит большое количество активных людей. Да простят мне такую оценку те представители этих двух групп, которые составляют в них счастливое исключение, но все-таки исключение!; в) студенты, массами призванные этим летом в военные училища. Я не знаю этого элемента, помню, что во время встречи с одним социал-демократическим деятелем я настойчиво проводил ему мысль о необходимости мобилизации этих сил еще во время прохождения ими военных училищ. Что из этого вышло и какими они явятся в армии, не могу сказать.
    2. Вывод - революционная армия есть прежде всего солдатская армия. Время офицерских заговоров в стиле декабристов прошло. Солдатская армия из своей же среды должна выделить свой командный состав. К счастью, в рядах нижних чинов имеется вполне достаточное количество лиц, по своему интеллекту, тактическим во время войны навыкам и революционной убежденности и настойчивости могущих в любую минуту стать революционными офицерами и принять командование. Нынешние же офицеры принимаются в командный состав революционной армии лишь в случае их прочной преданности делу революции.

    3. Исходя из изложенного, мне представляется наиболее целесообразным создать организации революционной армии на выборных и коллегиальных началах. Роты, батареи и пр. выбирают ротные и пр. комитеты из определенного числа лиц, в том числе ротного командира и ротного делегата. Оба последние входят в полковые комитеты, которые выбирают полкового командира и полкового делегата. Два представителя (командир и делегат) необходимы для того, чтобы интересы тактического командования не подрывали прочности и планомерности организационной работы, и обратно. Излишне, думается, добавлять, что гласность и информация низов относительно работы верхов есть существеннейшая предпосылка успеха работы.

    Письмо затянулось. Надо кончить. Хочется сказать лишь несколько слов тем из социалистических деятелей, которые когда-то (а может быть, и теперь) склонны были не идти в организации восстания дальше рассуждений на тему о "восстании-процессе" и "организации-процессе", считая все остальное "бланкизмом" и пр. Уважаемые товарищи, "восстание-процесс" идет по всему лицу российской армии и выражается в том глухом недовольстве, которое вырастает везде и отовсюду. Но именно у наиболее активных из "восставших" убивается революционная энергия и подавляется революционное творчество от сознания, что нет единства, организованности, плана, конечной цели восстания, что благодаря этому отдельные вспышки, бунты, мятежи - первая стадия "восстания-процесса" - могут быть в корне подавлены врагом, действующим во всеоружии организованности и планомерности,- подавлены той силой, которая именно благодаря своей организованности и планомерности смогла угнать на эту кровавую бойню сотни тысяч сознательных крестьян и рабочих. Вот почему автор считает обсуждение целей лозунгов, стратегических и тактических задач организованных форм восстания армии крайне насущным делом сегодняшнего дня - делом, которое может спаять все революционные силы армии и двинуть их на борьбу в твердой уверенности, что с помощью восставшей армии восставшему народу нетрудно будет смести дотла всю ту мерзость, которая теперь царствует и хозяйничает в России.

    П.Шаров. Июнь 1916 г. Действующая армия.

    Обращение военного министра Беляева к вр.и.д. наштверха ген. Ромейко-Гурко от 16 января 1917 г. №501)

    Совершенно секретно.

    Милостивый государь Василий Иосифович.

    Препровождая для сведения вашего высокопревосходительства копию доставленного департаментом полиции и появившегося в революционных кругах "Письма с фронта" невыясненного пока автора, на случай, если означенное письмо вам еще неизвестно, имею честь поставить вас в известность, что, по моему мнению, содержание названного письма, в связи с некоторыми другими сведениями, свидетельствует во всяком случае о том, что революционные элементы уже приступили или, по крайней мере, приступают к использованию настоящего положения государства для планомерной организации в армии всех тех ненадежных ее элементов, кои не могли, конечно, не проникнуть в ряды ее при массовых призывах всего военнообязанного мужского населения страны.

    Ввиду сего, мною преподаны командующим войсками внутренних округов указания о необходимости теперь же, всеми зависящими от нас средствами, парализовать в зародыше эту преступную работу в армии революционных элементов, с каковой целью я предложил ознакомить с содержанием означенного письма старших войсковых начальников, однако не ниже командиров ополченческих корпусов и начальников запасных бригад, так как при более широком распространении названного письма едва ли можно рассчитывать на сохранение в полнейшей тайне его содержания.

    Если ваше высокопревосходительство признает необходимым ознакомить с содержанием вышеупомянутого письма старших начальников действующей армии, то потребное для сего количество экземпляров такового, например, по числу армий и корпусов, могло бы быть препровождено в штаб верховного главнокомандующего главным управлением генерального штаба.

    В ожидании уведомления о последующем, прошу принять уверение в совершенном уважении и таковой же преданности.

    М. Беляев.

    Отношение вр.и.д. начальника штаба верх.главнокомандующего главнокомандующему армиями Юго-западного фронта от 10 февраля 1917 г. №1294).

    Копия. Совершенно секретно, в собственные руки.

    Главнокомандующему армиями Юго-западного фронта.

    Военный министр при письме от 16 января сего года за №5015 препроводил копию доставленного департаментом полиции и появившегося в революционных кругах "Письма с фронта" неизвестного автора.

    Прилагая при сем наиболее характерные выдержки из этого письма, позволяю себе обратить внимание вашего высокопревосходительства на то, что, как видно из рассмотрения этого письма, революционные элементы приступают, а может быть, уже и приступили, к организации своих сил для вооруженного восстания в конце кампании.

    Меры для борьбы с преступною пропагандаю во внутренних округах империи частью уже приняты, а частью намечаются к проведению в жизнь.

    Вопросы и задания

    1. Проанализировав прямую и косвенную информацию "Письма с фронта", ответьте на вопрос об авторстве источника.
    2. Оцените реакцию на "Письмо с фронта" военного командования.

    Примерный список тем для рефератов

    1. Влияние источниковой базы современных исследований по истории первой мировой войны на пересмотр традиционных историографических версий.
    2. Дискуссии о причинах первой мировой войны на научных конференциях 1994 г. в Москве и Санкт-Петербурге.
    3. Единство современных интерпретаций военных событий с изменением методологических подходов / по материалам отечественных исследований 90-х гг. /.
    4. Основные черты военно-психологического направления в изучении первой мировой войны.
    5. Особенности применения критического метода к анализу эпистолярных источников по проблеме сепаратных переговоров.
    6. Особенности периодической печати периода первой мировой войны.
    7. Приемы количественного метода обработки статистических данных по истории первой мировой войны: сущностно-содержательный аспект.
    8. Приемы количественной обработки нарративных источников по истории первой мировой войны.

    Примерный список вопросов для зачета

    1. Под влиянием каких условий создавались и развивались основные концепции истории первой мировой войны в отечественной и зарубежной исторической науке?
    2. Насколько источниковая база и методы ее использования влияют на характер научных концепций?
    3. Если бы Вам пришлось участвовать в научной конференции по истории первой мировой войны, какую тему сообщения Вы бы предложили и почему?
    4. С какими вопросами Вы бы обратились к ведущим отечественным и зарубежным специалистам в области истории первой мировой войны?