Возврат в оглавление
   

Первая мировая война и российское общество

Введение
Историографические версии происхождения первой мировой войны
Примечания к теме 1
Политическая элита России об ''июльском кризисе'' 1914 г.
Примечания к теме 2
Осознание причин первой мировой войны представителями общественности и народа
Примечания к теме 3
Влияние войны на армию, экономику и население
Примечания к теме 4
Власть и общество в период первой мировой войны
Примечания к теме 5
Персоналии
Хронология
   

Тема 4. Влияние войны на армию, экономику и население

Война, длившаяся более 4 лет (с 1 августа 1914 г. по 11 ноября 1918 г.), потребовала мобилизации человеческих и всех материальных ресурсов. Насколько эффективно российская военная экономика справлялась со своими задачами, насколько стратегически верным был курс правительства, сочетавший в себе и усиление государственного регулирования народным хозяйством, жесткую централизацию, и дальнейшее развитие народной самодеятельности, общественной инициативы, - эти вопросы не имеют однозначного ответа в исторической литературе. Исследователи признают, что Россия не была готова к велению затяжной изнурительной войны, что ее программа военного развития находилась в процессе реализации, далеком до завершения, не было конкретного плана мобилизации всех ресурсов на нужды фронта. Но дискуссионной остается оценка потенциальных возможностей страны: были ли к 1917 г. созданы необходимые экономические предпосылки для дальнейшего успешного ведения войны, или политический режим все же объективно уже не мог обеспечить победы и от полной национальной катастрофы Россию спасли революции? В историографии развиваются обе версии событий.

Таблица 1

Численность населения и состав сухопутных войск участников военных коалиций*

Государства Население в

1914 г.

(млн. чел.)
Численность армий (млн. чел.) Артиллерийские орудия Самолеты
До войны После

мобилизации
К концу войны Всего за войну К населению (%) Легкие Тяжелые Начало войны Конец войны
Начало войны Конец войны Начало войны Конец войны
Россия 180,6 1,423 5,338 7,0 15,8 8,7 6848 10869 240 1430 263 700
Англия 46,0 0,411 1,000 3,9 4,9 10,7 1500 7000 500 4000 30 1758
Франция 39,7 0,884 3,781 4,43 6,8 17,0 3960 6480 688 5740 156 3321
ИТОГО: 266,3 2,718 10,119 15,33 27,5 10,3 12308 24349 1428 1170 449 5779
Германия 67,5 0,768 3,822 7,6 14,0 20,7 6329 11200 2076 6819 232 2730
Австро-Венгрия 52,7 0,478 2,300 4,43 9,0 17,1 3104 - 506 - 65 622
ИТОГО: 120,2 1,246 6,122 12,03 23,0 19,1 9433 11200 2582 6819 297 3352

* Источник: Россия и СССР в войнах ХХ века: Статистическое исследование. М., 2001. С 65.

Вопросы и задания

  1. Определите характер и масштабы участия России в военной коалиции.
  2. Сравните обеспеченность всех стран-участниц коалиций сухопутными силами и вооружением.
  3. Преобразуйте таблицу 1 в таблицу 2 "Показатели средней обеспеченности сухопутных войск России артиллерией и авиацией в течение первой мировой войны".

Выдержка из доклада британского военного агента в Петрограде подполковника А.Нокса // Головин Н.Н. Военные усилия России в Мировой войне. М., 2001. С. 242-243.

"Распределение и сила Русской армии в октябре 1915 года"

12 октября 1915 г.

Силы Русской армии велики только на бумаге. К несчастью, ее действительная сила составляет лишь одну треть штатной. После долгих колебаний генерал-квартмейстер Западного Фронта показал мне ведомость действительного состояния Армии Западного фронта к 28-му сентября. Я выписал из этой ведомости данные для каждой из армий. Здесь же привожу лишь итоги для всего фронта. Все эти данные должны считаться секретными.

ДивизииОфицерыШашки и штыкиПулеметы3" орудияТяжелые орудия
Штаты: 71 пех. 27 6001 006 7802 2722 556 -
15,5 кав. 2 464 53 723 124 186 -
Наличие: 9 408346 729 1 486 2 369 414

Предполагая, что в 15,5 кавал. дивизиях имелось всего 1608 офицеров, 86 пулеметов и 169 полевых пушек, мы приходим к следующим итогам для пехотных дивизий Западного фронта:

КорпусаДивизииОфицерыШтыкиПулеметы3" орудияТяжелые орудия
3171780034672914002200414

По сравнению со штатным составом, пехотная дивизия в среднем имеет сейчас налицо:

ОфицерыШтыкиПулеметы3" орудия
Штаты:390141803236
Налицо сейчас:11048832031

Указанный только что средний наличный состав пехотной дивизии верен и для всех 122-х пехотных дивизий, дерущихся на Северном, Западном и Юго-Западном фронтах.

Исходя из этого предположения, мы приходим к следующим, общим для всех 122-х пехотных дивизий, итогам:

  • Штыков - 595 726
  • Пулеметов - 2 440
  • 3-дюйм. орудий - 3 782

Вся боевая сила русской кавалерии к настоящему моменту может оцениваться следующими цифрами:

  • Винтовок - 55 000
  • Пулеметов - 150
  • 3-дюйм. орудий - 275

Отсюда следует, что истинная общая боевая сила всех действующих против Германии и Австро-Венгрии Русских армий измеряется следующими цифрами:

  • Винтовок - 650 000
  • Пулеметов - 2 590
  • 3-дюйм. орудий - 4 057

Сто десять офицеров на дивизию в 16 батальонов и шесть батарей, конечно, слишком мало. Число офицеров увеличено производством в офицеры молодых людей, прошедших ускоренную подготовку; несомненно, что эта подготовка может быть только весьма относительной, но материал эти молодые люди представляют отличный.

Шестьсот пятьдесят тысяч ружей - вот все, что имеет сейчас Россия для защиты своей границы от Ревеля до Черновиц, протяжением в 1000 миль. Весь вопрос в недостатке ружей. Из 122 пехотных дивизий, те, которые имеют номера свыше сотого, вооружены японскими винтовками. Солдаты называют их "японскими" дивизиями. Некоторые их частей вооружены винтовками, захваченными у австро-венгров. Таким образом, общее количество русских трехлинейных винтовок, находящихся сейчас на вооружении в Русской армии, не превосходит 600 000. Ополченские дружины вооружены старыми ружьями системы Бердан.

Подполковник А.Нокс.

Вопросы и задания

  1. Почему полковник А.Нокс доверяет полученной информации?
  2. Совпадают ли его расчеты обеспеченности русских войск вооружением с данными Вашей таблицы 2?
  3. Какие чувства вызвала у английского полковника полученная информация? Мнение обоснуйте, используя источник и уже известные сведения о соотношении сил в Антанте.

Масси Р.К. На защиту Святой Руси // Николай и Александра. М., 2001. С. 319.

Русская армия была колоссальной по своей численности. До объявления войны она насчитывала 1 миллион 400 тысяч человек. Всеобщая мобилизация привела под ружье 3 миллиона 100 тысяч новобранцев. Однако это было только начало. Вслед за ними новые миллионы людей потекли на фронт. В течение трех лет войны 15 миллионов человек отправились защищать царя и святую Русь. В британской прессе эта масса людей, готовых пролить свою кровь, получила название "русского парового катка".

Во всех остальных отношениях, кроме живой силы, Россия была совершенно не подготовлена к войне. Сеть железных дорог была явно недостаточной. Протяженность железных дорог в России на каждый квадратный километр была в 10 раз меньше, чем в Германии, новобранец от призывного пункта до фронта должен был проехать путь в 150 - 200 миль. В России же это расстояние в среднем составляло 800 миль. Генерал, командовавший сибирским полком, сказал Ноксу, что он добирался со своими людьми до линии фронта 23 дня по железной дороге. Как только начались военные действия, преимущества железнодорожного транспорта позволили германскому командованию успешно маневрировать войсками, мгновенно перебрасывая армии с одного фронта на другой. Что касается России, то, как метко заметил Нокс, "верховное командование приказывает, но железные дороги решают".

Удельный вес промышленного производства в России был небольшим, организация его - примитивной. На одну фабрику в России приходилось 150 в Великобритании. Русские генералы, рассчитывая на быструю победу, не позаботились о достаточных резервах оружия и снаряжения. Русская артиллерия, быстро исчерпав запасы снарядов, замолчала, в то время как вражеские снаряды, бесперебойно поступавшие с германских заводов, решетили русские соединения.

Колоссальная территория, своеобразное географическое положение создавали непреодолимые трудности в попытках западных союзников помочь России. Германия с легкостью блокировала Балтику. Турция, вступившая в ноябре 1914 г. в войну против Антанты закрыла проливы и Черное море. Торговые пути проходили лишь через Архангельск с замерзающими зимой реками и Владивосток на Тихоокеанском побережье. В результате русский экспорт снизился на 98%, а импорт - на 95%. В русские порты во время войны заходило в среднем до 1256 судов, в то время как в порты Англии - до 2 200 судов каждую неделю. Когда попытка Англии и Франции прорвать блокаду Босфора и Дарданелл окончилась неудачей, Россия превратилась в "забитый досками дом, в который можно было попасть лишь через трубу".

Однако дело заключалось не только в уровне промышленного развития и географическом положении. Русской армией командовали два человека, ненавидевшие друг друга. Военным министром был генерал Владимир Сухомлинов. Действующей армией командовал великий князь Николай Николаевич, двоюродный дядя императора.

Вопросы и задания

  1. На какие причины грядущего военного поражения указывает автор?
  2. Насколько вам представляется справедливым оценка российской армии, данная английскими газетами в начале войны?

Речь члена Государственной Думы А.И.Шингарева, председателя комиссии по военно-морским делам 19 августа 1915 г. Стенографический отчет. // Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. М..2001. С. 87-90.

Гг. члены Государственной Думы! Вопрос, который стоит у нас на очереди - о призыве ратников II разряда, конечно, является самым серьезным вопросом в деле нашей обороны. Прежде чем сознательно расширять требование Военного Министерства, дать ему новые сотни тысяч для пополнения армии, мы должны были спросить их: а в каком положении вооружение этой армии, снабжение ее снарядами, ружьями, патронами для того, чтобы положение людей, которых мы дадим, не было печальным, чтобы эти люди не были безоружными. Мы должны были далее спросить их, в каком положении дело обучения набираемых вами людей, какова убыль в нашей армии, для того, чтобы нам знать, на что вам такое большое количество людей? Господа, картина, которая предстала нам в этом обсуждении - печальная картина.

...Затем в комиссии настойчиво раздавались голоса о том, что предварительно совершенно необходимо привлечь в ряды войск такие элементы, которые уже являются в достаточной степени обученными; такими элементами являются элементы, служащие в нашей полиции, низшие и высшие. Здесь вы найдете значительное количество нижних чинов, специально обученных владеть оружием, годных для призыва немедленно в армию. Это пожелание, которое уже дважды высказывает Дума, к сожалению, встречает непреодолимое сопротивление со стороны министерства внутренних дел.

Но, тем не менее, это не дает достаточного запаса людей для пополнения армии и изгнания врага за пределы нашей родины. Потери, которые мы несли и несем, чрезвычайно громадны. Нам было сообщено, что в месяц необходимо, по крайней мере, 300 000 или 400 000 человек для пополнения только одной убыли в армии. Если такого пополнения не производить своевременно, то наша армия в отдельных ее частях может почти растаять, и тогда не будет даже живой стены, которая способна сдерживать натиск врага.

Так как пополнение армии велось и не систематически, и не своевременно, так как обучение внутри Империи не было достаточно организовано, то получилось такое положение, что все, что призывается, в очень скором времени попадает в войска. Сначала обучали два месяца, потом стали обучать месяц, посылая после четырехнедельного обучения людей мало пригодных.

Конечно, недостаточно еще снабжения, оборудования, вооружения; недостаточно еще и массы людей; нужно, чтобы у этой массы были и командиры и вожди. Наблюдается у нас здесь и полное отсутствие достаточного плана, проводимого систематически в нашей кампании; было много нареканий и на отдельных лиц, не стоявших на высоте своего долга вождей. Особенно тяжелое положение произвели в комиссии сведения, полученные по поводу сдачи целого ряда наших крепостей, - удручающие, позорные картины прошли перед нашими глазами в этом отношении и чрезвычайно взволновали членов комиссии.

Нет достаточной связи и между внутренним управлением воинскими делами и тем, что делается в управлении армии на месте. Комиссия не раз высказывала настойчивые пожелания о том, чтобы такое единение Ставки и Военного Министерства осуществлялось более планомерно, чтобы Ставка вполне знала, что имеется внутри, и Военное Министерство вполне знало, что должна иметь Ставка, чтобы общий план и объединение общей работы на дело обороны были проведены в этом управлении, чтобы не было такого странного средостени, такого двоевластия, которое только портит и губит дело.

Вы видите, господа, что в деле людского запаса, хотя мы имеем громадное преимущество над нашим врагом, хотя мы можем продолжать борьбу еще долгие и долгие месяцы, пользуясь этим запасом, но мы должны сказать нашему Военному министерству: помните, что эти запасы уже последние запасы; помните, что вы должны к ним относиться чрезвычайно бережно; помните, что вы не должны, подобно вашим предшественникам, так вести дело, чтобы мы тратили даром и зря людей. Дорога, бесценна, господа, кровь этих людей, проливаемая за Родину; отнеситесь к ней вдумчиво, берегите каждую отдельную человеческую жизнь; постарайтесь - и в этом ваш долг - не взирая ни на какие препятствия, не слушая никаких влиятельных людей, дать этим людям лучших учителей, и лучших командиров, и лучших вождей.

Вопросы и задания

  1. На что направлен основной пафос речи А.И.Шингарева?
  2. Какие причины военных поражений им были названы?
  3. Всеобщее возмущение действиями каких лиц выразил А.И.Шингарев?
  4. О какой отрицательной черте, свойственной русскому военному делу начала ХХ в., говорил Шингарев А.И.?
  5. Как можно оценить масштаб ежемесячных потерь живой силы, названных в речи?
  6. Почему МВД выражало протест против мобилизации полицейских чинов?

Станкевич В.Б. Воспоминания 1914-1919. М., 1994. С.15-21

Как-то на одном собрании, после моей горячей речи о необходимости подчинить все интересы войне, Керенский заметил, что если я хочу быть последовательным, я сам должен идти на войну. "Не беспокойтесь,- с раздражением ответил я ему,- вы меня вскоре увидите в военном платье".

И действительно, с первого декабря я преобразился в юнкера Павловского военного училища, в "павлона", как нас называли тогда. Трудно представить себе больший контраст, чем это превращение представителя вольной профессии в предмет цуканья и неустанной муштровки.

Каждый день приносил что-нибудь новое и неожиданное. Прежде всего и неприятнее всего поразило отсутствие отпусков. Занятия были только до 5 часов, после же вечер был совсем свободный, проводимый обычно самым нелепым образом, в рассказывании анекдотов и пр. Почему бы не иметь права выйти и посетить семью или знакомых? Но не тут-то было. Отпуск полагался всего два раза в неделю и притом не сразу после поступления в училище, а лишь недели через две после того, как воспитанник достаточно усвоит правила отдания чести.

Особенно были неприятны и много огорчения доставляли "старшие". Воспитанники, пробывшие в училище два месяца, переводились в разряд старших, пользовавшихся известной дисциплинарной властью. Из них же набиралось младшее начальство, причем, конечно, выбирались наиболее подходящие, т.е. грубые формалисты, придиры и крикуны. В этом выборе начальство проявляло замечательную проницательность, и очень редко случалось, чтобы выбор был неудачен. И новое начальство изо всех сил старалось оправдать оказанное ему доверие, доводя своей грубостью и придирчивостью до слез робкие и слабые натуры среди подчиненных.

Везде приходилось сталкиваться с чрезвычайной формалистикой и очень много времени тратить на зубрежку таких уставов, которые могли пригодиться только в мирное время. Но наши офицеры привыкли отождествлять военную жизнь с исполнением определенного количества уставов и не могли примириться с мыслью, что офицер военного времени может не знать каких-нибудь мелочей распорядка в казармах. Впрочем, и при желании они ничему иному не могли нас научить, так как невежество рядовых офицеров было поразительное. И волей-неволей приходилось зубрить правила о том, когда в казармах могут быть выдаваемы дрова, или что должен сделать подчиненный, если встретит начальника на узком месте, или обязанности барабанщика. При некоторой способности в короткое время и на короткое время удерживать в голове громадное количество сведений я скоро знал уставы лучше офицеров и несколько раз доставил себе удовольствие "посадить в лужу" офицера, особенно одного штабс-капитана, читавшего уставы и славившегося своим формализмом. Все это было, конечно, страшно мелочно.

Но мы жили не только в атмосфере мелочей и формалистики, но и в атмосфере вечного страха. Наказание лишением отпуска, внеочередными нарядами и карцером сыпались как из рога изобилия, особенно на новичков. Сыпались неожиданно, непредвиденно, неустранимо; сыпались за пустяки, за случайные промахи и даже совсем без промахов - при мне был случай назначения карцера за недостаточно веселый взгляд.

Как-то, уже под конец пребывания в училище, в разговоре с моим товарищем я жаловался на ту психологию вечного страха перед какими-то бедствиями и напастями, которые подкарауливают на каждом шагу, из-за каждого угла. Мой товарищ, уже отделенный командир, смеялся и говорил, что теперь, сделавшись "старшим", он начал чувствовать себя вполне уверенно и не думает, чтобы мог попасться.

В этой жизни, с утра до вечера полной напряженности, внимания к мелочам и опасений, большие мысли, естественно, исчезали. Даже война была мало заметна в училище. В роте очень удивились, когда я принес собственную карту военных действий и просил разрешения повесить ее в помещении роты, да и тогда очень немногие следили по карте за моими флажками. Военный порыв, который был несомненно во многих, невольно приобретал какой-то пассивный, недеятельный характер.

Сперва я был склонен объяснять все эти особенности юнкерской жизни складом нашего училища, которое издавна славилось суровостью своего режима. Но впоследствии, ознакомившись с другими частями военного механизма, я понял, что это определенная система.

В системе этой нет места доверию к чувству и мысли человека. Порыв, воодушевление, настроение, убеждение - все это ненадежно, непрочно. Война же требует уверенности, что всякий приказ будет всегда выполнен. Механизирование человека, превращение его в автомат, исполняющий приказ безусловно просто потому, что это приказ,- вот задача военного воспитания.

Учение подвигалось к концу. Явились досуги. И тут военно-технический интерес мог находить беспрепятственное удовлетворение. В общем, преподавание в училище скорее душило интерес, чем вызывало его. Но, быть может, это участь всякого среднего преподавания. Но мы имели исключение - лекции по тактике были полны подлинного интереса и примечательности. Их читал полковник, уже успевший побывать на войне, попасть в плен с тяжелой раной, освободиться (он, будучи парламентером, по ошибке был обстрелян) и вернуться преподавать в училище. Он любил войну и рассказывал о ней с восторженной страстью. Глаза горели, весь он воодушевлялся, каждое правило пояснял тысячью примеров из жизни, из военных воспоминаний, из опыта маневров, из литературы... Он невольно заражал своей страстностью и других. Он тоже был беспощаден и суров в требованиях и в формализме. Но подлинная страсть к военному делу наполняла этот формализм содержанием. Он верил в военное дело и старался передать эту веру и нам, посвятив несколько лекций доказательствам, что война свойственна природе человека. И странно - даже самые отъявленные лентяи, жестоко страдавшие от его требовательности, гордились тем, что они проходят тактику под его руководством. Но это было исключение в унылой и серой атмосфере казенных стен.

Вопросы и задания

  1. Что в воспоминаниях В.Б.Станкевича позволяет оценить его самого как сугубо штатского, а не военного человека?
  2. На какие недостатки в обучении и воспитании молодежи в юнкерских училищах сообщает автор? Какими в воспоминаниях предстают образы преподавателей - младших и старших офицеров?
  3. Каким было отношение учащихся к войне? К каким действиям на фронте они были подготовлены после окончания училища?

Из доклада "Особого Совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обороне государства" о приближающемся исчерпании людского запаса (конец 1916 г.)// Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. М.,2001. С.91-98.

Участвуя более года в трудах учрежденного по мысли ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА Особого Совещания, мы почли своим долгом ознакомиться со всеми вопросами, касающимися организации нашей армии... перед нами предстал вопрос настолько важный для судьбы нашего Отечества и притом настолько тревожный и даже грозный, что мы, не имея полномочий поднять этот вопрос в Особом Совещании, почли своим долгом ... обратиться к ВАМ, ГОСУДАРЬ... Вопрос этот касается дальнейшего комплектования личного состава нашей армии, требующей ныне ежемесячного пополнения в количестве 300 тысяч человек. Из таблицы видно, что за исключением призванных до сих пор в войска 14,5 миллионов людей, в России, из общего ее людского запаса в 26 миллионов военнообязанных в возрасте от 18 до 43 лет, осталось 11,5 миллионов. Количество это, на первый взгляд, огромное, могущее еще в течение долгого времени питать нашу армию. Однако, ближайшее рассмотрение тех категорий людей, из которых слагается эта цифра, приводит к обратному выводу. В ее состав входят: два миллиона людей, состоящих из оставшихся в занятых неприятелем областях, эмигрантов и незаконно уклонившихся от несения военной службы; пять миллионов людей совершенно негодных по их физическим недостаткам к ношению оружия; три миллиона людей, не могущих быть взятыми из страны, так как они составляют то минимальное число работоспособных лиц мужского пола, которое необходимо для деятельности промышленности, работающей на оборону, обслуживания железнодорожного движения и обеспечения личного состава различных отраслей государственного управления.

Таким образом, исключив перечисленные три категории военнообязанных, свободный остаток населения, для пополнения нашей армии, сведется всего приблизительно к полутора миллионам людей, причем он делится на две почти равные части, а именно: на молодых людей 18-летнего возраста, составляющих призыв 1919 года и несомненно представляющих, после достаточного обучения, прекрасный боевой материал (около 750 тыс.), и на людей, перешедших 40-летний возраст, либо страдающих физическими недостатками, не препятствующими ношению орудия, а именно ратников II разряда сроков 1894 1895 годов (около 150 тыс.), и тех белобилетников, которые после их переосвидетельствования могут быть призваны (около 600 тыс.). Вот этот то ... боевой материал, численностью в полтора миллиона человек и составляет весь наш свободный людской запас армии в стране, а следовательно, при дальнейшем пополнении нашей армии в количестве 300 тыс. чел. в месяц, нам через пять месяцев придется вести войну, расходуя запасные батальоны - эту основу боевой мощи всякой армии, - без возможности их пополнения.

...тут перед нами восстает другой вопрос, не менее тревожный - все более остро ощущаемый в стране недостаток рабочих рук во всех важнейших отраслях народного труда... За последнее время какое бы мероприятие, направленное к расширению той или иной отрасли нашей промышленности, работающей на армию, ни обсуждало Особое Совещание, оно неизменно встречалось с одним и тем же препятствием - людей нет. Даже производство столь необходимых для нас тяжелых снарядов, за которое энергично принялось артиллерийское ведомство, встречается с тем же затруднением. Так, еще весьма недавно Начальник Главного Артиллерийского Управления указывал Особому Совещанию, что, если ему не будет дано откуда бы ни было 30 тыс. рабочих, он не может серьезно наладить производство тяжелых снарядов и что он сам этого количества рабочих набрать не в состоянии. То же явление и в частной промышленности, на которую опирается военная. В шахтах не хватает людей для добычи угля, у доменных печей - для выплавки металла, соответственно повышенной потребности в них. Заводы занимаются систематическим переманиванием рабочих рук друг у друга, что породило даже мысль об издании особого, для борьбы с этим злом, закона. Малолюдие отражается в равной степени и на всей сельской жизни. Величайшее затруднение в продовольственном деле испытывается отчасти из-за того, что ослаб гужевой промысел - некому везти хлеб на станции. Свеклосахарные заводы, за недостатком людей, не были в состоянии выкопать и свезти весь урожай свеклы. Сельскохозяйственные работы - молотьба и осенняя вспашка - прошли с запозданием и притом при крайнем напряжении всего сельского населения.

Словом, весь государственный механизм и все народное хозяйство испытывают совершенно явный недостаток в людях. На это можно возразить, что количество населения, призванное в войско, в процентном отношении к общему его количеству, у нас менее значительно, нежели у наших врагов и особенно у нашей союзницы Франции... Но положение народного хозяйства в Западной Европе и у нас не может быть сравнимо: наши огромные пространства, с разбросанным на них редким населением и слабо развитыми городскими центрами, недостаточная сеть железных дорог, при непроездности, в течение некоторой части года, большинства грунтовых дорог, наряду с расположением месторождений металлов и горючего, столь необходимых для изготовления боевых припасов, в отдаленных от многих металлургических заводов местностях Империи, наконец, наши климатические условия, требующие много труда по охранению от зимней стужи, также по борьбе со снежными заносами, - все это вызывает необходимость у нас такой добавочной работы, а, следовательно, и лишних рабочих рук, которой не знает Западная Европа. Наконец, сравнительная ничтожность у нас, по сравнению, например, с Францией, механических двигателей (в1908 г. число паровых лошадиных сил во Франции было в 15 раз больше, нежели у нас) и меньшая, обусловленная многими причинами, производительность русского рабочего, по сравнению с западноевропейским рабочим, приводит к тому, что отвлечение у нас от производительной работы 10% населения едва ли не тяжелее отзывается на общем ходе народного хозяйства, нежели во Франции 16%.

В частности, нельзя не указать, что включение в ряды войск многих квалифицированных рабочих, общее число которых у нас вообще незначительно, с неизбежной заменой их на заводах рабочими, к сложным производствам либо специальным работам непривычными, повлекло за собой увеличение общего числа заводских рабочих, без соответствующего увеличения производительности завода... Наряду с этим недостаток не только механиков, но даже простых слесарей и кузнецов достиг таких пределов, что отражается даже на сельских работах, благодаря невозможности производить простейший ремонт сельскохозяйственных орудий. Между тем, пространство нашей посевной площади в одной Европейской России, исключив область, занятую врагом, превышает 72 миллиона десятин, а сенокос - 20 миллионов десятин, что почти достигает пространства всей территории Франции и Германии, взятых в совокупности. Обработать и убрать эту исполинскую землю одной лишь мускульной силой, без содействия специальных орудий, оставшееся на местах население не в состоянии. Возвращение из рядов войск квалифицированных рабочих для их использования в тылу страны соответственно их специальности настоятельно требует необходимость извлечь из каждого человека тот максимум плодотворной работы, который он в состоянии дать. Между тем, несомненно, что польза, могущая быть принесенной, например, опытным слесарем в заводской работе на оборону страны, безмерно больше, нежели та польза, которую можно из него извлечь в окопах...

Непоколебимо убежденные в безусловной необходимости довести войну до победного конца и твердо уверенные в торжестве русского оружия, мы усматриваем способ сохранения нынешнего числа бойцов нашей армии в мероприятиях двух разных порядков. К первому относится пополнение боевой части нашей армии за счет ее тыла; ко второй - уменьшение ежемесячной убыли наших людей на фронте...

Очистка тылов от лишних людей необходима не только для пополнения армии свежими силами, но и для оздоровления самих тыловых частей, наличность в коих праздных людей неизбежно их деморализует. Между тем, уменьшение тыловых частей хотя бы на одну четверть даст новый контингент бойцов в миллион с лишком людей...

ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО! В начальный период войны ВАМ угодно было высказать мысль, которая глубоко запала в сердца многих ВАШИХ верноподданных. Обращаясь 1 октября 1914 г. к произведенным в офицеры пажам и юнкерам, ВЫ изволили сказать: "Помните еще, что я вам скажу: Я нисколько не сомневаюсь в вашей доблести и храбрости, но Мне нужна ваша жизнь, так как напрасная убыль офицерского состава может повести к тяжелым последствиям. Я уверен, что когда нужно будет, каждый из вас охотно пожертвует своей жизнью, но решайтесь на это лишь в случае исключительной необходимости, иначе прошу вас беречь себя"... В армии прочно привился иной взгляд, а именно, что при слабости наших технических сил мы должны пробивать себе путь к победе преимущественно ценою человеческой крови. В результате, в то время как у наших союзников размеры ежемесячных потерь их армий постепенно и неуклонно сокращаются, уменьшившись во Франции по сравнению с началом войны почти вдвое, у нас они остаются неизменными и даже обнаруживается склонность к их увеличению. Настоятельно необходимо внушить всем начальствующим лицам, что легкое расходование людской жизни, независимо от чисто гуманитарных соображений, недопустимо, потому что человеческий запас у нас далеко не неистощим... В основу всех тактических мероприятий должно быть положено стремление заменить энергию, заключающуюся в человеческой крови, силою свинца, стали и взрывчатых веществ.

Вопросы и задания

  1. Что вызвало серьезную тревогу у членов Особого Совещания?
  2. Какие объективные и субъективные факторы возможной "исчерпаемости людского запаса" названы в докладе?
  3. Какие мероприятия предложены в докладе для устранения отмеченной угрозы?

Ответ начальника штаба Верховного Главнокомандующего (ген. В.И.Гурко) на доклад Особого Совещания о приближающемся исчерпании людского запаса // Головин Н.Н. Военные усилия России в мировой войне. М., 2001. С.113-115.

Начальник Штаба

Верховного Главнокомандующего

Его Высокопревосходительству

М.В.Родзянко,

Председателю Государственной Думы

9 февраля 1917 г.

Милостивый государь,

Михаил Владимирович

По повелению ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА имею честь сообщить Вашему Высокопревосходительству на всеподданнейшую записку 28 членов Государственного Совета и Государственной Думы, участников Особого Совещания для обсуждения и объединения мероприятий по обороне Государства, подписанную и Вами, нижеследующее:

Всеподданнейшая записка Ваша была сообщена мною в копии Главнокомандующим Северного, Западного и Юго-западного фронтов и подвергнута ими и мною самому тщательному и всестороннему рассмотрению.

Единодушное заключение генерал-адъютантов Рузского, Эверта и Брусилова по поводу представленных Вами мероприятий, к коему присоединяюсь и я, сводится к следующим положениям, кои являются, безусловно, необходимыми для дальнейшего успешного продолжения войны и доведения ее до победного конца.

Отказ от дальнейшего увеличения нашей армии, за счет оставшегося в стране населения, за исключением очередного призыва 1919 года, а по достижении 18-летнего возраста и призывов последующих годов, признается недопустимым. Самый важный год в этой войне будет, несомненно, 1917, и это требует полного напряжения сил Государства именно в настоящем году, от успешности боевых действий которого будет зависеть выигрыш кампании.

Для достижения своей цели противники наши не останавливаются ни перед призывами старших возрастов, ни перед привлечением на свою родину рабочих из занятых ими поправу войны областей, ни перед изданием закона об общей рабочей повинности, ни, наконец, перед самым широким развитием труда женщин. Этому примеру должны следовать и мы: необходимо, чтобы стремление к доведению войны до победоносного конца выражалось не только словами, но было бы проведено и на деле. В настоящей кровопролитной, затяжной войне возьмет верх та сторона, которая не пожалеет ни сил, ни средств для достижения победы.

Постепенное привлечение к военной службе инородцев, к тому законом ныне необязанных (п.2 записки), представляется желательным, но принести особо осязательной пользы мероприятие это не может... Зачисление же инородцев теперь, против желания, в пехоту,... может оказаться даже вредным, так как, без сомнения, вызовет среди них большое неудовольствие. Кроме того, по мнению строевого начальства, большинство инородцев, несмотря на свою воинственность, упорством в бою не отличается и заменить русских солдат не может.

Возвращение на заводы квалифицированных рабочих, с заменою их соответствующим числом подлежащих освидетельствованию и призванных годными... - с точки зрения строевого начальства, допустимо лишь в частных единичных случаях..., массовая же замена может вызвать резкое неудовольствие в среде боевых товарищей возвращаемых рабочих и повлечь за собой бесчисленное количество просьб о возвращении, жалоб и нареканий на злоупотребления разного рода и даже создать почву для самых злоупотреблений, а в результате всего - деморализацию армии.

Увеличение числа бойцов армии за счет тыловых частей последних и, в частности, устройство лечебных заведений для легко раненых вблизи фронта, без эвакуации их вглубь страны (п.4 записки), признается и самой армией существенно важным..., однако и это мероприятие применяется с большим трудом. Недостаток железных шоссейных и даже хороших грунтовых дорог вынуждает нас иметь, кроме боевой армии, еще целые армии тыловых частей, обслуживающие боевые армии и едва справляющиеся с своей задачей, в особенности в период распутицы и во время интенсивных боев.

Что касается бережного расходования человеческого материала, при терпеливом ожидании дальнейшего увеличения наших технических средств для нанесения врагу окончательного удара (п.5 записки), то принцип этот, за весьма редкими исключениями, обусловленными крайней к тому необходимостью, проводился до сего времени, и, разумеется, будет проводиться и впредь с самой определенной настойчивостью. Однако, какое-либо давление на начальников в этом чрезвычайно деликатном вопросе, несомненно, повлекло бы к угашению в них предприимчивости и наступательного порыва.

Могучая артиллерия и технические средства, хотя бы такие же, как у наших противников, весьма понизили бы наши потери, но о подобном уравнении, по крайней мере в ближайшее время, не приходится и думать; между тем, противники наши стремятся не выпускать инициативы ведения войны из своих рук и сами беспрестанно вынуждают нас к боевым столкновениям.

Изложенное прошу Вас не отказать сообщить от себя всем Членам Государственного Совета и Государственной Думы, подписавшим всеподданнейшую записку.

Прошу Ваше Высокопревосходительство принять уверение в совершенном моем уважении и преданности.

Подписал: Василий Гурко.

Вопросы и задания

  1. В чем заключается разность позиций Ставки и Особого Совещания в оценке значения людских ресурсов на войне?
  2. Что можно сказать о характере взаимоотношений между генералитетом и общественностью на основании двух последних документов?
  3. Какова роль императора в возникшей дискуссии?

Головин Н.Н. Вооружение и боевое техническое снабжение // Его же. Военные усилия России в мировой войне. М.,2001. С.188-239.

Уже через четыре месяца после начала войны Россия стояла перед катастрофой. Первым по времени своего обнаружения был кризис в снабжение винтовками. Согласно мобилизационному предположению, было достаточно иметь 6 600 000 винтовок. Оказалось же нужным 17 700 000 винтовок. Таким образом, действительные потребности Армии превзошли мобилизационные расчеты более чем на 150%. 11 миллионов винтовок не хватало и их откуда-то нужно было получить.

Снабжение Армии винтовками (в тыс. шт.)

1914191519161917Итого
Состояло к началу войны4652---4652
Поступило с отеч. заводов278860132111203579
Куплено за границей по годам неизвестно2434
Взято у неприятеля по годам неизвестнооколо 700
Всего11365

Из этой таблицы видно, что 35% потребности в винтовках так и не было покрыто. Трудно на словах передать всю драматичность того положения, в котором оказалась Русская Армия в кампанию 1915 г. Только часть бойцов, находящихся на фронте, была вооружена, а остальные ждали смерти своего товарища, чтобы в свою очередь взять в руки винтовку. Высшие штабы изощрялись в изобретениях, подчас очень неудачных, только бы как-нибудь выкрутиться из катастрофы. Так, например, в бытность мою генерал-квартирмейстером IХ Армии я помню полученную в августе 1915 г. телеграмму штаба Юго-Западного фронта о вооружении части пехотных рот топорами, насаженными на длинные рукоятки, предполагалось, что эти роты могут быть употребляемы как прикрытие для артиллерии.

Фантастичность этого распоряжения, данного из глубокого тыла, была настолько очевидна, что мой командующий, генерал Лечицкий, глубокий знаток солдата, запретил давать дальнейший ход этому распоряжению, считая, что оно лишь подорвет авторитет начальства. Я привожу эту почти анекдотичную попытку ввести "алебардистов" только для того, чтобы охарактеризовать ту атмосферу почти отчаяния, в которой находилась Русская Армия в кампанию 1915 года.

Мобилизационным планом не была предусмотрена организация достаточно мощных мастерских для капитального ремонта винтовок. Когда этот вопрос обрисовался во всю свою величину, то Военное Министерство не нашло ничего лучше, как взвалить капитальный ремонт оружия, который мог быть выполнен средствами самих войск и местных мастерских, на ружейные заводы.

Чем дальше в тылу сидит критик, тем строже бичует он строевой состав Армии за его небрежность и тем мрачнее рисует он картину. Несомненно, что русский солдат, вследствие его меньшей культурности, относился менее бережно к находящейся на его руках материальной части, нежели солдат французский, британский, американский или немецкий. В этом отношении малое распространение образования среди толщи населения России тяжело отражалось на боевой силе нашей Армии, но эта отрицательная особенность нашей Армии должна была быть учтена руководящими верхами. Между тем, именно этого и не было сделано... С мобилизацией кадровый солдатский состав быстро потонул в миллионах запасных, по большей части утративших солдатский облик и представлявших собой забывших военное воспитание мужиков. При непродуманном Военным Министерством устройстве запасных частей в нашу пехоту вливался солдатский состав без всякого военного воспитания, и не только не приученный к порядку, но часто считавший беспорядок нормальным положением вещей. Кто, как не Военное Министерство, должно было обеспечить нашу Армию более многочисленными унтер-офицерским составом, дабы око ближайшего начальника солдата все время за ним следило. Автору лично известен случай, когда при мобилизации в строю роты в числе рядовых стояло семнадцать унтер-офицеров. Каждый, хотя немного знающий быт Русской Армии, понимает, что всякий прибывший из запаса унтер-офицер должен был бы расцениваться на вес золота. Все эти люди, столь нужные именно для нашей Армии с ее малокультурным солдатским составом, были выбиты в первых же боях.

В первых же боевых столкновениях даже каждый рядовой боец мог убедиться в до крайности возросшем значении пулеметного огня, поэтому достойно удивления блаженное спокойствие, в котором пребывал генерал Сухомлинов и его ближайшие сотрудники в вопросе о снабжении Армии пулеметами.

Снабжение Армии пулеметами

1914191519161917Итого
Состояло к началу войны4 152---4 152
Поступило с отечест. заводов8334 25111 07211 32027 476
Куплено за границей-1 0579 42831 83342 318
Захвачено у неприятеля (сведений по годам нет) ок. 2 000
Всего75 946

Для того, чтобы составить себе представление, какое же число пулеметов не хватало Русской Армии, необходимо принять во внимание их износ и потерю... к началу 1917 г. Ставка окончательно сформулировала потребность Русской Армии в пулеметах, определив ее в размере 133 000 пулеметов. Налицо состояло к 1 января 1917 г. всего 16 300 пулеметов. Это составляло всего 12% потребности Армии.

В 1915 г. положение с ружейными патронами стало очень плохим. Сколько было случаев, что развитие удачных операций приходилось останавливать из-за экономии в патронах.

Помнится следующий случай в сентябре 1915 г. Он имел место в той же IХ Армии... Армия перешла в контрнаступление между р.р. Серетом и Стрыпой, против наседавших на нее австро-венгров. Успех был огромный. В течение пяти дней было захвачено более 35 000 пленных и сделан прорыв шириной в 60 км. За этой зияющей дырой у противника не было вблизи ни одной свежей дивизии... Но беда была в том, что ружейные патроны были на исходе. Командующий Армией генерал Лечицкий вызвал к аппарату Юза Главнокомандующего Юго-Западным фронтом генерала Иванова и умолял его прислать на грузовиках один миллион ружейных патронов. Генерал Иванов отказался, и намеченная операция должного развития не получила, так как посылать войска без патронов генерал Лечицкий считал преступной авантюрой. Нужно было пережить пару подобных инцидентов, чтобы понять, как революционный яд накапливался в душе участников боевых действий.

Снабжение Русской Армии ружейными патронами (млн.шт.)

1914191519161917Итого
Поступило с отечественных заводов3451 0221 4821 0083 857
Состояло к началу войны2 745---2 745
Куплено за границей (сведений по годам нет) ок. 2 500
Захвачено у неприятеля (сведений по годам нет) ок. 400
Всего9 500

... Наша Ставка была составлена из офицеров Генерального Штаба, по-прежнему веривших в устаревшую Суворовскую формулу: "Пуля - дура, штык - молодец"... можно убедиться в упорстве, с которым деятели Ставки не желали понять слабость Русской Армии в артиллерии. Это упорство являлось, к сожалению, следствием одной свойственной русским военным верхам отрицательной черты: неверия в технику. Деятели типа Сухомлинова вели на этом отрицательном свойстве своего рода демагогическую игру, которая была люба всем, в ком были сильны рутина мысли, невежество и попросту лень...

Русская Армия получила лишь некоторую часть того артиллерийского вооружения, которое нужно было для того, чтобы достигнуть хотя бы уровня требований 1914 г. Но так как в 1917 г. уровень требований жизни значительно повысился, то по сравнению со своими врагами и своими союзниками Русская Армия оказалась к осени 1917 г. хуже вооруженной, нежели в 1914 г.

То, что пережила Русская Армия в летние месяцы 1915 г. не поддается описанию. На массовый "барабанный" бой мощной артиллерии противника она могла отвечать лишь редкими выстрелами своей и без того во много раз менее численной артиллерии. Были периоды, в которые в некоторых армиях разрешалось выпускать в день не более десятка снарядов на орудие.

Вопросы и задания

  1. Что придает объективность, убедительность сведениям автора об обеспеченности армии основными видами вооружения?
  2. Что автор считает причинами трагических трудностей?
  3. Считает ли он, что к 1917 г. положение с вооружением армии улучшилось?
  4. Совпадают ли сведения автора с данными таблицы № 1?

Шацилло К.Ф. Корни кризиса вооружений русской армии в начале первой мировой войны // Первая мировая война: Пролог ХХ века. М., 1998. С.554-569.

В настоящей статье нам хотелось бы привлечь внимание к кризису вооружений 1914-1915 гг., о котором начальник штаба Верховного главнокомандующего генерал Янушкевич сказал так: "Ведь ни одна наука не научила еще этому методу ведения войны: без патронов, без винтовок, без пушек". Правда, со временем острота кризиса вооружения была преодолена и армия получила многое из того, в чем нуждалась в 1914-1915 гг. Но еще никто из исследователей не задавался вопросом: а как мог возникнуть этот кризис в стране, которая намного опередила остальные государства по расходам на армию в предвоенные годы? В историографии при объяснении причин этого кризиса дальше указания на общую экономическую слабость России никто не шел, не задумываясь над тем а не было ли просчетов в самой организации и строительстве вооруженных сил России накануне мировой войны и разумно ли было, будучи первыми в мире по расходам на сухопутную армию, выйти на второе место по затратам на флот, пропустив вперед только "владычицу морей" - Великобританию?

В чем же была причина того, что царь и его ближайшее окружение, не считаясь с мнением СГО и руководителей Военного министерства о катастрофическом состоянии армии, решили в первую очередь обзавестись сильным линейным флотом?

Начало ХХ в. было временем ожесточенного англо-германского морского соперничества, принявшего крайне острые формы после 1905 г., когда в Англии появился новый тип линейного корабля - дредноут. Он обладал сильной броней, имел в 2-3 раза больше, чем старые корабли, орудий главного калибра, на него впервые были поставлены новые двигатели (турбины), резко увеличивавшие скорость хода. Новый тип линейного корабля был настолько сильнее старых броненосцев, что свел их боевую ценность к нулю. Все линейные корабли стали теперь делиться на додредноуты и дредноуты, причем сила флотов определялась только числом последних. Царизму показалось, что история дала ему редкую возможность извлечь выгоду из морского соперничества Англии и Германии и, создав небольшой, но дееспособный современный флот, оказаться в завидном положении третьего радующегося, к союзу с которым будут стремиться обе соперничающие страны. "Создав себе в нужный срок военный флот достаточной силы, - считал один из основателей МГШ А.П.Щеглов, - Россия сразу достигнет того, что союза с нею будут искать самые сильные державы мира, и от России самой будет зависеть использовать эти предложения для достижения тех или других политических выгод, необходимых ей для своего упрочнения... Истратить несколько сот миллионов рублей для того, чтобы создать себе в ближайшем будущем такое положение, стоит: они окупятся очень быстро многими и многими политическими последствиями". Мнение руководителей Морского министерства (оно, кроме приведенной выше цитаты, может быть подтверждено еще целым рядом подобных) полностью разделял и министр иностранных дел А.П.Извольский. "В настоящую минуту мы говорим о войне с Германией, - заявил он на одном из заседаний СГО в 1907 г., - но это не единственная комбинация; быть может, в будущем политическая обстановка измениться, и нынешние наши отношения к Германии еще более укрепятся и выльются в союз с нею. Обладая броненосцами, которые полезны и для обороны, и для наступления, мы через несколько лет, когда эти броненосцы будут готовы и когда общая политическая обстановка и группировка государств, быть может, изменятся, приобретем большую ценность как союзник". В этом заблуждении царизм охотно поддерживали как руководители Германии, считавшие для себя выгодным развитие небольшого русского флота в ущерб ее большой сухопутной армии, так и некоторые руководители Англии, вообще-то всегда ревниво следившие за ростом любого флота. "Нельзя закрыть глаза на то, - заявил Извольскому летом 1908 г. в Ревеле высокопоставленный чиновник Форин оффис Чарльз Гардинг, - что, если Германия будет продолжать тем же напряженным темпом увеличивать свои морские вооружения, через 7 или 8 лет в Европе может возникнуть весьма тревожное и натянутое положение; тогда арбитром положения будет, несомненно, Россия, и вот почему в интересах равновесия мира мы самым искренним образом желаем видеть Русское государство как можно более сильным на суше и на море".

Позже, с 1910 г., в связи с развитием турецкого флота, резко изменившим не в пользу России соотношение военно-морских сил в районе Балканского полуострова, появилась необходимость спешного усиления и Черноморского флота, что способствовало бы, помимо укрепления обороноспособности южного побережья империи, сохранению и традиционной ориентации царизма на проливы.

В общей сложности накануне войны Морскому министерству удалось добиться ассигнования на развитие флота около 800 млн.р. золотом. Немногим больше - 880 млн. р. - было решено ассигновать в 1908- 1913 гг. на армию. В самый канун войны, летом 1914 г. стала законом "Большая программа по усилению состава армии". По ней планировалось произвести в 1914-1917 гг. единовременных расходов на 433, 2 млн. р. и увеличить на 139,8 млн.р. ежегодные ассигнования на армию. Однако "Большая программа" безнадежно запоздала и не могла уже оказать никакого влияния на подготовку армии к начавшейся вскоре мировой войне.

Как видим, Морское министерство все время опережало Военное в разработке своих планов. Поддерживаемое царем и правительством, оно раньше последнего и в неурезаном виде проводило свои программы. В результате, если формально средства между этими ведомствами делились поровну, то фактически распределение их было еще более невыгодным для Военного министерства. Правда, весь бюджет Военного министерства в 1913 г. (581 009 921 р.) более чем в два раза превосходил бюджет Морского (244 846 500 р.). Но с ассигнованием новых средств дело обстояло иначе. За пять предвоенных лет (1909 -1913) суммарный прирост бюджета Военного министерства составил 195,17 млн.р., а Морского - в 1,5 раза больше, то есть 285, 64 млн.р. А ведь именно новые ассигнования шли на развитие вооруженных сил, именно они определяли размеры и темп подготовки к войне.

Конечно же, не диспропорция в развитии вооруженных сил России породила кризис вооружения, причина его коренилась глубже - в социально-экономической отсталости страны, тормозившей ее подготовку к войне. Однако перераспределение средств в пользу Военного министерства и развитие производства сухопутного вооружения позволило бы значительно смягчить остроту этого кризиса.

Вопросы и задания

  1. В чем заключается концепция автора?
  2. Какие приемы использования информации источников встречаются в тексте?
  3. Оцените степень убедительности приведенных автором аргументов в пользу несостоятельности оборонной стратегии русского правительства накануне войны?
  4. Приведите свою интерпретацию тем фактам, которые составили основу авторской версии событий.

Кондратьев Н.Д. Рынок хлебов и его регулирование во время войны и революции. М.,1991. С.156-157, 160-161.

...война глубоко изменяла нормальные народнохозяйственные условия рынка хлебов. В этом смысле она расстроила его. В самых основных и общих чертах влияние войны на рынок хлебов сводится к следующим положениям:

Посевные площади, особенно владельческие, сокращаются, что ведет к уменьшению продукции хлебов.

Так как потребление хлебов возрастает, то годичный баланс производства и потребления их из положительного постепенно превращается в отрицательный.

Однако благодаря резкому сокращению экспорта с первого же года войны запасы хлебов в России, исключая кормовые и крупяные, сильно возрастают.

Товарность хлебов понижается, и количество товарного хлеба сильно сокращается. Это обусловлено, с одной стороны, более сильным возрастанием денежно-доходного, чем расходного, бюджета хлебопроизводящего крестьянского хозяйства и повышением норм потребления этого хозяйства, с другой - деградацией владельческого хозяйства.

Понижение товарности хлебов в связи с падением их продукции приводит к понижению Действительного предложения хлебов.

Расстройство транспорта приводит к сильнейшему ослаблению хлеботорговых связей между потребительскими и производительными рынками и к раздроблению единого национального рынка.

Под влиянием двух предыдущих явлений, а также регулирующих мероприятий государства хлеботорговый оборот сокращается, замирает хлеботорговый кредит, падает экономическая роль элеваторов и разрушается хлеботорговый аппарат.

Благодаря наличию огромной армии, концентрации городского населения и вливанию в недра народного хозяйства значительного количества бумажных денег действительный спрос на хлеба за время войны отличается напряженностью. И если принять во внимание понижение товарности хлебов, "сдержанность" продавцов и расстройство транспорта, то, несмотря сначала на сокращение, а затем и на прекращение экспорта, можно утверждать, что за время войны действительный спрос относительно повысился, а действительное предложение - относительно упало.

Указанное соотношение действительного спроса и предложения, а также внутреннее обесценение бумажных денег ведут к неуклонному росту хлебных цен, которое начинаясь на потребительских рынках, быстро передается на рынки производительские.

Дифференциальный характер движения товарных цен за время войны вызывает рост дороговизны для различных слоев населения, предметы сбыта которых повышаются в цене относительно медленнее.

Вся эта совокупность изменений в структуре рынка хлебов делает невозможным нормальное функционирование рынка и вызывает кризис снабжения продовольствием. Причем этот кризис выражается сначала в необыкновенной дороговизне хлебов, а затем в дороговизне и даже в прямом их недостатке в центрах потребления.

По отношению к населению дело обстояло иначе. В самое первое время войны среди населения не замечалось продовольственной нужды, которую необходимо было бы удовлетворять государству. Затем, когда она начала частично обнаруживаться, на борьбу с ней выступили органы местного самоуправления. Но работа последних была столь децентрализована и не согласована, что говорить здесь о каком-либо едином плане и соответственно о задании по заготовкам не приходится.

Однако к началу 1915-1916 гг. среди населения уже определенно наметился продовольственный кризис в форме недостатка предметов продовольствия. По данным анкеты Управления делами Особого совещания по продовольствию, размеры этого кризиса в городах и уездах рисуются следующим образом. Ниже приводятся данные о недостатке продуктов в городах на 1 октября 1915 г.

В абс. вел. В %
Всего городов в стране784-
"-"-" ответивших на анкету659100,0
"-"-" заявивших о недостатке продовольственных продуктов вообще50075,8
заявивших недостатке ржи и ржаной муки34852,8
заявивших недостатке пшеницы и пшеничной муки33450,7
заявивших недостатке крупы всякой32248,8

Таким образом, к 1 октября 1915 г. три четверти городов уже испытывали нужду в тех или иных продовольственных продуктах; половина городов государства испытывала нужду конкретно в отношении продовольственных хлебов.

Обращаясь теперь к недостатку продуктов в уездах, мы наблюдаем к 1 октября 1915 г. здесь следующую картину.

В абс. вел. В %
Общее число уездов, охваченных анкетой573-
Общее число ответов на анкету435100,0
В том числе уездов, заявивших о недостатке ржи и ржаной муки20948,0
пшеницы и пшеничной муки36182,0

Таким образом, недостаток основных хлебных продуктов, особенно пшеничных, к 1 октября 1915 г. ощущался уже в огромном числе уездов страны. Хотя к началу кампании 1915 - 1916 гг. в стране уже наметился совершенно определенно развивающийся продовольственный кризис, борьба с ним остается все еще в руках местных органов самоуправления. Центральные продовольственные органы приходят на помощь им, лишь помогая в заготовках и уступая те или иные количества хлебов из своих запасов. Особенно значительна эта уступка становится с мая 1915 г. Расширение такой уступки хлебов из своих запасов было переходной ступенью к включению в задание по заготовкам центральных органов также определенных количеств хлеба для населения. С осени 1916 г. такое включение совершилось в действительности в широких размерах.

ГодыОбщее заданиеДоля заготовок для армии
тыс. пуд. %%
1914-1915231 490100100
1915-1916343 156148100
1916-19171 106 00047862
1917-19181 120 00048364
1918-1919260 100112,425

Вопросы и задания.

  1. Преобразуйте тезисы в логическую схему с указанием взаимозависимостей между перечисленными явлениями.
  2. Используя этот текст, а также количественные показатели источника оцените масштабы продовольственного кризиса в период войны.

Голицын Ю.П. Фондовый рынок дореволюционной России. Очерки истории. М.,1998. С.129-131.

Накануне I мировой войны на российских биржах паника разразилась уже 12 июля 1914 г. По сообщениям газет, "Петроградская биржа пережила панику, какой давно не видела... Все ценности, не исключая государственной ренты, летели вниз с головокружительной быстротой". Подобная картина наблюдалась и на Московской бирже. "Бумаги летели стремительно вниз. Продавцов было сколько угодно, а покупателей никого. Бумаги понижались на десятки рублей. Такого смятения не было ни перед последней балканской, ни даже перед русско-японской войной". Попытки акционерных банков успокоить фондовый рынок успеха не имели. Шестнадцатого июля Совет фондового отдела Петроградской биржи вынес решение о временном прекращении биржевых собраний с 16 по 19 июля. Но уже 19 июля было принято новое постановление: "Закрыть биржу впредь до распоряжения, о чем довести до сведения министра финансов...". Одновременно прекратили операции с ценными бумагами и другие русские биржи - Московская, Рижская, Одесская, Варшавская.

Параллельно с конца 1914 г. в Петрограде, Москве и Киеве были созданы частные биржевые собрания для осуществления сделок с ценными бумагами. Особенно активно они стали действовать с весны 1915 г. В обзоре фондового и денежного рынка за 1915 г. отмечалось, что "исключительным вниманием частной спекуляции пользовались металлургические предприятия". Акции Донецко-Юрьевского металлургического общества, котировавшиеся 30 декабря 1915 г. по 200 руб., к концу 1916 г. продавались уже по 370 руб. Курс акций Никополь-Мариупольского общества за это время повысился со 168 до 271 руб., завода Гартмана - со 175 до 290 руб. и т.д. Неуклонно росли курсы банковских, нефтяных и железнодорожных акций. Улучшение положения частных ценных бумаг было особенно заметно на фоне "почти всеобщего" понижения курсов государственных бумаг.

После некоторого спада в начале 1916 г. частная биржевая деятельность еще более активизировалась. Министр финансов в своем докладе царю в октябре 1916 г. писал: "Летний биржевой подъем, временами принимавший формы сильнейшего ажиотажа, дал весьма яркие результаты, выразившиеся в необыкновенном росте курсов всех биржевых ценностей: поправка курсов по сравнению с состоянием их в начале мая с.г. на 50% явилась общей для большинства групп дивидендных ценностей, повышаясь для некоторых отдельных бумаг до 60-70% и выше".

Современник писал о биржевой ситуации 1916 г.: "Нынешний год принес огромную перемену для фондового оборота в России. Внезапно, нарастая с каждым днем, как лавина... возник оборот с ценными бумагами, напоминающий по размеру и по размаху середину девяностых годов прошлого века и еще свежие в памяти годы недавнего подъема 1910-1912 гг. Подъем народился на фоне войны, началась как бы пляска цен и бумаг на вулкане, озаряемая заревом пожара... Вот уже восемь месяцев продолжается подъем без сколько-нибудь резких потрясений".

Выпуск каждого нового займа сопровождался открытием Государственным банком частным банкам, участвовавшим в его размещении особо "льготных кредитов" под облигации займа "без установления размеров таковых" под 4,35 - 5,1% при залоговой цене акции 85-90 за 100. Кроме того, банкам предоставлялась льгота в хранении заложенных облигаций и уплате особого налога при залоге в Государственном банке облигаций клиентов. "При публичной подписке на заем требуется сразу огромный капитал, а как такового у нас на рынке никогда не было, то подписка удавалась лишь при том обстоятельстве, что или Банк (Государственный) подписывал на огромные суммы, или же ссужал сейчас же чуть не полностью владельцев временных свидетельств... Поэтому каждый заем сопровождался у нас негласным выпуском кредитных билетов".

Банки широко пользовались предоставленным им кредитом. В 1915-1916 гг. сумма этого кредита колебалась в пределах 400-600 млн. руб. К сентябрю 1917 г. "позаимствования" банков достигли 714 млн. руб. Особенно усердствовали банки в перезалоге облигаций "Займа свободы", под залог которых они были обязаны открывать льготные кредиты из 5%. В специальном циркуляре Сибирского торгового банка местным отделениям от 18 октября 1917 г., например, указывалось: "Принимая во внимание, что помещение средств банка в активные операции из столь низкого процента является для нас очень обременительным, просим вас иметь в виду, что нам надлежит все более или менее крупные ссуды перезакладывать в местном отделении Государственного банка, открывающем кредиты под облигации "Займа свободы" из той же процентной ставки, которая назначается клиентам (5%)". В случае отказа Государственного банка принимать облигации займа в перезалог отделениям предписывалось "выдачу клиентам ссуд из льготного процента... отклонять".

В середине 1916 г. вновь возник вопрос об открытии официальных биржевых собраний, которые бы находились под контролем Министерства финансов. В этом были заинтересованы как частные предприниматели, так и правительство. Летом в журнале "Промышленность и торговля", являвшемся печатным органом Совета съездов представителей промышленности и торговли, появилось несколько статей, в которых обосновывалась возможность открытия официальной биржи. С другой стороны, осенью в Министерстве финансов было проведено несколько совещаний, где обсуждались временные правила на случай открытия фондового отдела Петроградской биржи. Двадцать седьмого декабря 1916 г. постановление Совета министров об открытии биржи было утверждено царем.

Открытие официальных биржевых собраний было признано необходимым прежде всего для того, чтобы придать частной бирже "правильный" характер, подчинить ее правительственному влиянию и исключить необоснованные колебания в курсах бумаг. Последние, по мнению министра финансов, вызывались "повышенной до болезненности чуткостью этих вольных бирж ко всяким, даже малейшим колебаниям военного счастья, иногда в самой несоразмерной степени", и "возможностью злоупотреблений без наличности официального контроля". Кроме того, были приняты во внимание и соображения международного престижа, так как Россия осталась к тому времени единственной страной, где не функционировала официальная фондовая биржа. Но, наверное, главное значение имело то обстоятельство, что на фондовом рынке сложились благоприятные условия для такого решения.

В январе 1917 г. в газетах были опубликованы "Временные правила открытия собраний Фондового отдела Петроградской биржи для торговли ценными бумагами". Основным было следующее: во-первых, запрещались срочные сделки; во-вторых, объектом сделок могли быть только ценные бумаги (довоенные валютные сделки оставались под действие моратория); в-третьих, круг участников биржевых собраний ограничивался ("гости" не допускались совсем, иностранные подданные - только с разрешения министра финансов); в-четвертых, для упрощения взаимных расчетов акционерных банков по покупкам и продажам ценных бумаг при Петроградской конторе Государственного банка учреждался фондовый расчетный отдел; в-пятых, все биржевые сделки должны были "подлежать регистрации и контролю со стороны представителей Министерства финансов".

Двадцать четвертого января состоялось открытие биржи, обставленное с большой торжественностью.

Вопросы и задания

  1. Какие изменения произошли в годы войны на фондовом рынке России?
  2. Какими источниками пользуется автор, раскрывая финансовые мероприятия правительства?
  3. Чьим интересам в наибольшей степени отвечала политика Государственного банка? Удовлетворяла ли она запросам отечественной экономики?
  4. Свидетельствуют ли приведенные факты о наличии в России государственно-монополистического капитализма или их недостаточно для подобного утверждения?

Кафенгауз Л.Б. Эволюция промышленного производства России (последняя треть ХIХ в. - 30-е годы ХХ в.). М.,1994. С.172-175, 212-213.

Военные действия, которые, как известно, начались на западной германской границе, отрезали всю страну от Польского промышленного района. Кроме того, деятельность промышленных предприятий, прилегавших к фронтам в районах западных губерний и Прибалтики, оказалась вскоре парализованной.

Согласно данным исчисления валовой продукции в 1913 г, предприятия отошедших районов выпустили в 1913 г. промышленных изделий на 1259, 8 млн.р., что составляет 17,4% общей промышленной производительности старой империи.

Кроме того, между отошедшими районами и остальной частью страны существовало известное разделение труда, вследствие чего удельный вес отошедших районов в некоторых отраслях был значительно выше.

В производстве паровых котлов, двигателей, электромоторов, кислот, красителей, крупных кож, пряжи, шерстяных тканей и целого ряда других основных для всего хозяйства страны полуфабрикатов и изделий Польша и Прибалтика играли значительно большую роль.

Вторым обстоятельством, которое оказало такое же влияние на состояние нашего народного хозяйства, явилось прекращение внешнего товарообмена по Западной и Черноморской границам, которые служили главными проводниками иностранных товаров.

В течение всего военного периода иностранные товары ввозились, главным образом, через Архангельск и Владивосток; но так как пропускная способность железных дорог, соединяющих эти открытые гавани с внутренними центрами страны, была сравнительно ограничена, то снабжение страны иностранными товарами резко сократилось даже в тех случаях, когда на внешних рынках можно было получить достаточное количество необходимых нам товаров.

Третьим общим фактором, который непосредственно сказался на деятельности промышленных предприятий во время войны, является расстройство транспортной системы.

Для того, чтобы понять причины расстройства железнодорожного транспорта, наступившего во время войны, необходимо принять во внимание, что железнодорожное хозяйство накануне войны очень слабо развивалось, несмотря на быстрый рост народного хозяйства и нужды в перевозочных средствах, вследствие этого наша железнодорожная сеть накануне войны работала с большим напряжением и совершенно не в состоянии была удовлетворительно справиться с теми новыми и громадными требованиями, которые были предъявлены железнодорожному транспорту мобилизацией армии и перевозками воинских грузов. Количество подвижного состава, годного для перевозки промышленных грузов, сразу значительно сократилось.

Не останавливаясь на других факторах общехозяйственного порядка, как, например, призыв в армию рабочего населения и обесценение валюты, следует указать, что уже эти обстоятельства, непосредственно связанные с деятельностью промышленных предприятий, очень скоро сказались на положении нашей промышленности. Частичный недостаток в некоторых видах промышленных товаров стал ощущаться уже в первые месяцы войны.

Однако, наряду с этими отрицательными факторами, снизившими производительную способность страны, стали действовать и некоторые противодействующие факторы.

В этом отношении следует прежде всего указать на увеличение мощности той части промышленности, которая работала на оборону... В течение первых двух лет войны продолжались работы по усилению мощности и производительной способности каменноугольных предприятий Донецкого, Подмосковного и Сибирского районов.

Наряду с расширением мощности существовавших до войны фабрик, в течение войны возникло известное количество новых предприятий.

Гораздо значительнее оказались затруднения в снабжении вследствие прекращения доставки иностранных сырых материалов и полуфабрикатов и расстройства транспорта. Однако в этой области в распоряжении нашей промышленности оказались очень крупные резервы, так как война застала нас в момент развертывания производства, когда на фабриках и на торговых складах находились очень крупные запасы сырья, топлива, материалов и готового товара.

Кроме того, весьма существенным фактором, ослабившим кризис снабжения в первые полтора года войны, явились хорошие урожаи технических культур в 1914 т 1915 гг.

Все эти обстоятельства... оказались в состоянии ослабить кризис, вызванный войной, поддержать первые полтора года производство на достаточно высоком уровне, и оттянуть надвигавшуюся катастрофу.

В 1916 г. наступает перелом... Этот перелом связан с расстройством состояния всего народного хозяйства и растущим его истощением, которое стало проявляться в резких формах, начиная с 1916 г. Прежде всего к этому времени обесценение рубля уже приняло заметные размеры, казна не в состоянии оказалась повышать цены в соответствии с общим ростом дороговизны и денежной заработной платой.

С 1916 г. начинает обнаруживаться падение производительности труда...

Далее, для эволюции внутреннего хозяйства промышленности характерно систематическое радение удельного веса расходов на сырье. Это интересное явление связано с тем, что как общее правило цены на сырье и полуфабрикаты не поспевали за ростом цен на готовые товары; кроме того, с 1915 г. стала распространяться система твердых цен, которая проводилась с большей систематичностью и решительностью именно в области торговли сырьем и полуфабрикатами, чем в торговле готовыми товарами.

Первые месяцы войны вызвали значительное расстройство промышленной жизни и понижение производства, вследствие чего объем производства, который в первой половине года держался на повышенном против прошлого года уровне, дал за 1914 г. понижение на 1,3 только с весны 1915 г., когда после отступления царской армии из Галиции были приняты крайние меры для форсирования производства, возрастает за счет роста производства воинских припасов и предметов снабжения армии.

Невозможно точно учесть ту долю общей суммы материальных промышленных ценностей, которые ежегодно поглощались войной, но можно положительно утверждать, что в 1916 г. больше половины всей промышленной продукции уходило на нужды армии и связанных с ней учреждений. Даже такая отрасль, сравнительно мало связанная с удовлетворением чисто военных потребностей, как хлопчатобумажная, была в 1916 г. загружена военными заказами свыше, чем на 60% своей производственной способности.

При таких условиях поддерживать нормальный уровень промышленного производства можно было только весьма непродолжительное время.

Год Число рабочих(тыс.чел.) Валовая продукция (тыс.р.) Выработка на рабочего ( р.)Ежегодный приростПрирост с 1913 г.
ч.раб-х ( % ) валов.прод ( % ) ч.раб-х ( % ) валов.прод ( % )
191323574763266202012,410,8100100
19142400470357519591,8- 1,31,8-1,3
19152484528121221263,412,35,410,8
191627655248459189811,3- 0,617,310,2
19172807380075913531,5-27,619,1-20,2

Вопросы и задания

  1. О каких тенденциях в развитии экономики свидетельствуют количественные показатели таблицы?
  2. Была ли экономическая катастрофа, о которой утверждает Л.Б.Кафенгауз, действительно неотвратима? Ответ обоснуйте анализом показателей таблицы и текстом источника.

Кирьянов Ю.И. Массовые выступления на почве дороговизны в России (1914 -февраль 1917 г.) // Отечественная история.1993.№3. С.3-28.

"Мы накануне голодного дня, за которым последует голодный бунт" - эта зловещая фраза, произнесенная весной 1916 г. в Петроградской городской думе, стала пророческой. Сейчас уже не приходится доказывать, что выступления на почве дефицита и дороговизны предметов первой необходимости проходили не только в форме стачек и демонстраций (направленных против администраций предприятий и властей), но и в форме столкновений населения с торговцами, владельцами магазинов, складов.

....Движение на почве дороговизны развивалось как стихийное, неорганизованное и беспартийное, т.е. не имевшее какого-либо партийного руководства.

...В одном из полицейских документов, относящихся к октябрю 1916 г., отмечалось, что возможные серьезные стихийные беспорядки в столице в ближайшем будущем будут находиться "не в зависимости от революционной пропаганды, а лишь от продовольственного кризиса, революционные же организации лишь не пропустят случая взять на себя руководительство возникшим движением, дабы привести в жизнь социал-демократические лозунги".

Во второй половине 1914 г. выступления рабочих на почве дороговизны были редким явлением. В 1915 г. таких выступлений в стране прошло уже два десятка, причем преимущественно в городах, промышленных поселках, то есть в районах с рабочим населением. 1916 год по сравнению с предшествовавшими дал увеличение общего числа выступлений примерно в 13 раз (23 и 288). Число же выступлений рабочий возросло в 3 с лишним раза, а крестьян - примерно в 30 раз.

Если посмотреть на динамику выступлений рабочий, то можно отметить определенное увеличение их числа весной и летом как в 1915, так и в 1916 г. В конце 1916 - начале 1917 г. число вычступлений несколько падает (аналогичная картина наблюдалась и в стачечном движении), хотя социальная напряженность в это время, как мы знаем, не ослабевает, а усиливается: все чаще можно было встретить суждения, что терпение народа до конца войны не выдержит и социальный взрыв может произойти уже зимой 1916/1917 г.

Выступления произошли в большинстве регионов страны.... Большая часть выступлений имела место в ЦПР (17), в Петрограде(9), на Нижнем Поволжье, в Сибири и на Дальнем Востоке, на Кавказе... При этом необходимо иметь в виду, что уже с мая-июня 1915 г. начались стачки рабочих, в которых выдвигались требования понижения цен (включая таксы) на продукты и, более того, обеспечения рабочих продуктами питания.

В большей части выступлений основной контингент участников составляли женщины - жены рабочих, нередко сами занятые на промышленных предприятиях. Но во многих случаях активными участниками являлись непосредственно промышленные рабочие-мужчины, причем в Петрограде и Москве это было даже чаще, чем в других местах.

В массовых выступлениях участвовало, наряду с рабочими и членами их семей, "население", социальные границы которого были, несомненно, шире (ремесленники, мелкие служащие, чиновники, солдаты, беженцы, а также деклассированные элементы, люмпены).

Общее количество участников выступлений рабочих определить невозможно. Зачастую в полицейских документах фигурировало слово "толпа". Но нередко встречались и конкретные сведения. Так, в Колпино, под Петроградом, количество участников выступлений 7 августа 1915 г. определялось в 2 тыс. человек, в текстильной Кинешме Костромской губернии 26 июня 1916 г. - в 4 тыс., на Пресне в Москве 8 апреля 1915 г. - в несколько тысяч (в основном рабочих Прохоровской мануфактуры)... В отдельных же случаях число участников доходило до 3-4 тыс. и даже 10 тыс. человек, причем столь массовые выступления имели место в большинстве регионов страны.

Причинами недовольства и возмущения простого населения, рабочих в городах были отсутствие в продаже предметов первой необходимости или резкое взвинчивание цен на них. Чаще всего это касалось предметов питания: картофеля, хлеба, муки, сахара, овощей (зелени), фруктов, мяса, кур. яиц, рыбы, "бакалейных товаров" (сахара, муки и т.п.). Нередко к ним добавлялись такие предметы, как мыло, ситец, обувь, "мануфактура". Что касается временных изменений, то следует указать на увеличение числа выступлений по поводу нехватки хлеба.

Выступления же крестьян обычно вызывались отсутствием "мануфактурных товаров", обуви, мыла, из продовольственных продуктов - сахара, а также нежеланием продавать на рынке по таксированным ценам продукты сельского хозяйства (зерно, яйца и др.), в то время как предметы промышленного производства им приходилось приобретать по свободным, нетаксированным ценам. К крестьянским "мотивам" были близки поводы выступлений на предприятиях, расположенных в сельской местности.

...Продолжительность беспорядков была обычно небольшой: от нескольких минут до нескольких часов, правда, в 11 городах (из 59 случаев) она составляла два дня и более.

...Выступления на почве дороговизны при всей своей незрелости, неоформленности, стихийности имела важное значение, поскольку вовлекали в борьбу против "купцов", правительства, против войны все новые слои населения, до этого социально себя не проявлявшие или слабо проявлявшие. Эти выступления, несмотря на специфические черты, были формой протеста и борьбы, своеобразно отражавшие в широком смысле остроту социальной напряженности, наличие взрывоопасной ситуации вследствие охвативших страну продовольственного, хозяйственного, а также административного, правительственного кризиса.

Вопросы и задания

  1. Оцените масштабы выступлений на почве дороговизны, сопоставив приведенные в тексте соответствующие количественные показатели с общероссийскими данными о населении и промышленных рабочих (некоторые сведения таблицы 1 и количественные показатели Л.Б.Кафенгауза).
  2. В чем автор видит опасность последствий таких выступлений? Согласны ли Вы с ним в оценке их значения?